kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Category:

О быте Охотского побережья


Убогий, пузатый, выкрашенный шаровой серой краской, краденой из военного дока Николаевска, рыболовный катер американской постройки 1943 года вышел на устье Угликана вместе с рассветом. Собственно, ночи в этих широтах, практически не было. Герметически закрытый, тарахтящий и смердящий соляркой стальной поплавок обогнул величественный, словно руины античной крепости мыс Харгиз. Чёрные изломанные кекуры увенчивали его вершину развалина колоннады,  вспугнутые чайки чертили изломами своих крыльев оранжевое ночное небо. Крики их фактически не доносились через треск катерного движка, но можно было себе представить, какой нынче грай поднимался над неприступными обрывами  Охотского берега!

- Здесь раньше крабообработчики стояли, - вёл свой краеведческий ликбез капитан Василич. – Зимой тут место гиблое, санного пути сюда нет, и по воде – не доберёшься. Кругом всё замерзает, а Угликанская бухта – нет.


Течение тут какое-то такое, что льдам оставаться не даёт. У крабообработчиков хозяйство большое было, и они здесь деда держали для его охраны. Деда Шефтеля. Со жратвой деду было туго, и он на зиму придумал вот что: завозил летом десятка два сук из посёлка…

- Кого-кого? – не понял Серж.

- Сук. Ну, сук, понимаешь? Ну, собака такая, как женщина… Их суками зовут, антилигент. И суки эти у него плодились, а потомство он держал в таких типа курятников – вон, на ближнем склоне от них короба ещё стоят. Вот они до осени живут тут на всяком подножном корму – капусту морскую жрут, дохлую рыбу, ракушки всякие, нерпу убитую. А осенью, в ноябре, он собак в клетки загонял, убивал по одной и жрал всю зиму. У него подсчитано было – на зиму семьдесят собак надо, минимум. Ну, у него тут всегда больше разводилось. Когда мы приходили первым морем весной, то над бухтой от голодных псов вой такой стоял – прям бухта Плача какая-то. У евреев есть стена Плача, понимаешь, а у собак здесь на берегу - бухта.

- Ну и чем дело кончилось? – спросил, обернувшись Ух. – Сожрал его собаки самого, что ли? Как сыщика у Швейка. Сейчас здесь вроде никакого деда нет. И домика тоже.

- Домик как раз и сожгли вместе с дедом, - сказал рассудительно капитан Василич. – Это орхоянские краболовы с хохотскими воевали, за бухты, ну, то есть за места удобные, где краба брать можно. Вот в эту войну и сожгли деда Шефтеля прямо вместе с домиком, и всем имуществом. Привязали к нарам и подожгли. И домик, и склад с краболовками, кунгасами и тарой. Скучно сейчас без дедушки-то, - жизнерадостно резюмировал Василич, а закончил и вовсе неожиданно. – А  может, и хорошо, что его тут нету. Сидел бы сейчас, бельмы свои в море пялил, и заложил бы нас кому-нибудь, как пить дать. Гнида он был, в опчем-то… Как и все тута…

 Подробнее - здесь, в детективе "Жёсткая посадка".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments