kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Category:

Черти. Часть 1.

Не помню, кажется, в LJ этого текста я не выкладывал.

Существует одна разновидность фольклора, до которой рано или поздно доходит очередь и у туристских костров, и в молодецких застольях, и на студенческих пирушках, и в прорабских теплушках. Тема эта стара (и есть люди, которые утверждают, что она старше самого человечества), и уже прочно завоевала свои позиции в беллетристике и даже в художественной литературе.

Я говорю о монстрах, которых видят люди в состоянии тяжелого похмелья, в периоды длительных запоев, при длительном переутомлении и просто в тяжелом сне.

Мелких этих бытовых монстров (отдавая дань русскому языку, буду звать их впредь попросту чертями) описывали Николай Гоголь и Чарльз Диккенс, Джонатан Свифт и Ален Лесаж, Эдгар По и Эжен Сю. Мелкий бес решил много житейских, сюжетных и даже стилистических проблем, то, открывая какие-нибудь потаенные уголки жизни, то подбрасывая письмо тому, кому оно не предназначалось, то, просто, путая следы и приводя героя к месту действия.

Но речь пойдет не о бесах «от литературы» и, тем более, не о демонах из фэнтэзийной беллетристики, коим нет счета. Я хочу рассказать об обычных таких, сермяжных, как сказал бы Великий комбинатор, посконно-суконно домотканных кондовых чертях.

Путешествуя по миру, останавливаясь на квадратах «московских кухонь», в гостиницах, на рыбацких станах, охотничьих базах, ожидая вертолета в далеких северных поселках и просто «проезжая за казенной надобностью городом N.», как говаривали в старину, я встречал людей. Много людей. Люди это были очень разные - геологи и охотники, старатели и рыбаки, вездеходчики и милиционеры, бичи и моряки.  Большая часть из них была словоохотлива. И время от времени разговор съезжал, что называется «на чертей». Тема эта довольно двусмысленная, но… Никому не рассказывают так много всего, как случайному проезжему. Особенно, если тот опрятно одет и внимательно молчалив.

Впервые я встретил человека, увидевшего чёрта, еще школьником. Человек этот сидел у себя в заплеванной однокомнатной квартире и кидал окурки, огрызки хлеба, бутылочные пробки под телевизор, который стоял на высоких ножках. Время от времени человек приговаривал: «Сиди на месте, скотина, паркет мне когтями не карябай». Чёрт, судя по всему, мужика слушался, но не очень.

Впоследствии мне довелось встретить очень много людей, видевших всяких тварей. Были и другие, спасавшие граждан от привидевшейся им нечисти. А также встречался я с людьми, разбиравшимися с этими монстрами, что называется, профессионально - психиатрами, священниками, адептами эзотерических культов. На основании этого общения я и решил создать некую бытовую «Демонологию», естественно, с северным охотничьим уклоном.

 

Черти, которые живут с людьми.

 

Люди с чертями обращаются по-разному. Это зависит, в общем-то, от интенсивности опыта, уровня общения, темперамента человека. Есть люди, воспринимающие чертей как бытовую деталь, элемент жизни, так сказать. Обращаются они с ними без особой опаски, иногда едят одной ложкой из одной тарелки, посылают их с различными поручениями. Причем кое-кто утверждает, что черти эти поручения выполняют - так, один промысловик клялся, что чёрт принес ему бутылку водки на таёжную реку Коркодон из колымского посёлка Сеймчан - то есть за четыреста километров. Промысловик этот сперва гнал самогон, потом перешел на бражку, а когда бражка закончилась, тут и появился Он. «Маленький, такой, серенький, как горностай, и воняет так же. Вежливенький, чисто по-интеллигентному разговаривает. Садится на край стола и спрашивает - борща не хотишь ли? Я думаю - мне борща приготовить - это все равно, что самому помереть. Нет, говорю, не хочу. А что желаете, спрашивает? Ну, я ему прямо так и говорю - водки «Кубака» Сейчас, говорит, принесу. Я снова заснул, глаза открываю - стоит! Прямо так на столе и стоит! Выпил, проспался, потом начал капканы разбирать».

Спрашиваю:

- Спасибо-то хоть сказал?

- Еще бы - конечно. Только я его больше не видел.

- А страшно было?

- Сперва - нее… А вот проспался - все думаю - это ж не сон! Водка откуда-то была? У меня ж с собой такой не было, точно, я одну «Русскую» набрал! Конечно, страшно. Но по-человечески - спасибо ему! Выручил!

Есть люди, которые чертей не любят, гоняют, устраивают даже бои с их участием. Другой промысловик, на Ямале, после традиционного запоя по окончанию заброски, повел себя так…

«Просыпается Иван, глаза бешеные, даёт мне пустую горсть. Вот, возьми, говорит, червонец, сходи в магазин за пузырем. Да ты что, говорю, бредишь, нет здесь ни магазина, ни пузыря, одни ёлки кругом. А он настойчиво так - сходи да сходи… Ну, я вроде как деньги взял, за порог вышел, пустую бутылку нашёл, ему даю - купил, дескать! Он ее - хвать, кружку берет, наливает будто бы, потом пьёт - и на глазах косеет! Потом пригляделся к бутылке, которую я принес - ух ты, говорит, сколько их туда набилось! Погляди, жирные все, с вилами! Давай пробку скорее!

Дал я ему пробку, и думаю - может, они на самом деле здесь сидят, только я их не вижу? Заткнул он, значит, эту бутылку пустую, и радуется. Вон они, говорит, дерутся! Я за вот этого, сизого, буду болеть! Ну, давай, давай, ткни его сильнее!

Дрались они у него там, дрались часа два где-то, я уже сам уснуть хотел, не могу - так он орёт, болеет за сизого. Они там и за волосы друг друга таскали, и ногой лягались, и вилами тыкались, и ручками по зубам… Наконец сизый всех одолел. И Ванька вырубился. Проснулся через день - ничего не помнит… я помню, а он - ни в какую, - клепаешь, говорит, на меня, самому все приснилось…»

Словом, как в том анекдоте - «опять ты, батя, напился - лежишь и по тебе черти бегают».

 

Мухляй.

Большинству же народа присутствие чёрта в принципе неприятно. Они стараются избавиться от него всеми возможными способами.

Как-то раз мы сплавлялись по Анадырю и приплыли на затерянную перевалбазу. На перевалбазе повстречал нас мужик, был он дик, вонюч, однако, трезв с виду. Пригласил он нас в дом, попили мы чаю со свежими оладьями («как чувствовал - вот-вот люди появятся»), и тут он говорит:

Хорошо, парни, что вы приехали, а то мне одному никак не справиться. Мухляй одолел, проклятый, на мешках каждый вечер сидит и пузо чешет. Я его и так, и эдак, топором попасть стараюсь, а он быстрый, собака, изворачивается! Да вот он и сейчас вылез, на свежих людей посмотреть!

Мы оторопело повернулись к углу. Там лежала груда мешковины, какие-то палки, грязная эмалированная кружка и оселок для косы. Никакого «мухляя» и в помине не было. Темные закопченые брёвна, правда, были в свежих желтых ссадинах. Вот оно «…топором стараюсь попасть»!

Мой тогдашний начальник, Владимир Аксёнов, прежде чем уйти в науку, пять лет работал в поселке связистов в заливе Шельтинга. Виды он там видал - любые. И не растерялся.

- Ты, Сергей, иди, с Михаилом, лодку перегрузи. - А я тут с мухляем разберусь. Меня в институте учили как их заговаривать. Топором тут не поможет махать, наука нужна!

Мужик зыркнул, непонимаючи.

- Какая такая наука? Счас мы его - вы за руки, а я - инструментом! - и вытащил из под стола «инструмент» для рубки стланика - с метровой рукояткой.

- Не, не, не, - успокоил его Володя, - ты, видно, недавно с ним познакомился, а нас профессор Панов с ними работать учил. Изведу начисто, мне только здесь посторонних не надо!

- Ну, если профессор… - и Сергей вышел со мной заниматься делами. Правда, весь тот час, который он был на улице, время от времени спрашивал: - Ну, точно он мухляя заговорит?

- Точно, точно, - успокаивал я его, - Большой Вова специалист по мухляям, знающий. Как у кого мухляй появится, мы сразу к нему.

- И выводит?

- Начисто! Разу не было, чтоб мухляй обратно вернулся!

Возвращаемся в дом. Сергей изумленно вставился в угол, где лежала все та же мешковина, все те же палки и все та же эмалированная кружка. Но по его вполне довольному взгляду я понял, что мухляя там уже не было.

- Здорово, - с облегчением сказал он, - Больше не появится?

- Нет, нет, - поспешно сказал Володя, - К тебе - больше ни-ни. Других пошел искать.

- Других - пусть ищет, - миролюбиво сказал Сергей, - А у меня чтоб дома таких - как ты говоришь - ни-ни!

Тут я понял, что изменилось в избе. Оладий на столе за этот час почти не стало, да и чай, судя по всему, заваривался дважды.

- Ну, мужики, ну, молодцы! - Владимир, в глазах Сергея, вырос, очевидно, до небес, - Так вы не стесняйтесь, живите, как хотите, сколько хотите. Места у меня много!

- Нет, - сказал начальник Володя страдальческим голосом, - Люди мы государевы, прямо сейчас дальше поплывем…

- Не переночуете даже…

- Ни-ни!

 

Черти, как элемент быта.

 

Существует категория людей, у которых черти - просто неотъемлемый элемент быта. Матрос Виталий с морзверобойки рассказывает:

- А я пятый раз с одним и тем же встречаюсь. Уже наперёд знаю - вот попью дней пять, семь, восемь - он уже тута. Небольшой, жёлтенький такой. Лазает везде как обезьяна. То, гляжу - на леерах верхом, то в камбузе, то по люкам прыгает. Ничего он мне плохого не делает, да и я ему. Бывает, дня три вместе живем. Я ему говорю - привет! И он так же.

- Как зовут - не знаешь?

- Нет, как-то спросить не догадывался. Он ласковый такой, как белка. И шерсть у него мягкая, жёлтенькая.

- Так ты его руками трогал, что ли?

- Трогал, конечно. Он на крышу рубки как-то забрался, смотрю, дрожит весь, глядишь - свалится. Тут я его, конечно, хвать - и на палубу потихоньку спустил.

Другой матрос, Игорь, также знаком с чертями не понаслышке.

- Чёрные люди? Конечно, видал! Да их полно! Здесь самое главное, на них внимания не обращать. А то, бывает, идешь в машинное, а один сзади, другой спереди. Тот, кто дурак, испугался б конечно, а я-то понимаю, что это они по своим делам идут.

- Бороться пробовал как-нибудь?

- Не-а. Это, кто дурак, может, и пробовал. А мне они чего сделали? Я их обычно после рейса вижу. Мыслю так. Они на земле живут. Вот корабль подошёл - они его сразу проверять. Шмыг-шмыг-шмыг - ничего нету. Дня три пожили и ушли.

 

 

 

До сих пор я говорил о чертях, сравнительно безобидных, на первый взгляд. Эти черти просто-напросто сосуществовали с людьми в одном пространстве, они не наводили морок, не били стекол, не претендовали на душу и тело. Просто жили сами по себе - и всё тут! И если они кого-нибудь чем-нибудь и раздражали, то только самим фактом своего появления. Ну, ходит там, или сидит какой-нибудь - и пёс с ним…

Однако, есть и другая, очень обширная, категория чертей, которая полностью оправдывает свою мрачную фольклорную славу.

Tags: сказки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →