kiowa_mike (kiowa_mike) wrote,
kiowa_mike
kiowa_mike

Category:

Русский кипплауф

 

Продолжение истории о приобретении ижевской нарезной одностволки ИЖ-18 МН, начатого вчерашним постом.


Качество изготовления.

Патронник очень грубый, хотя на первый взгляд – соосный, но со следами механической обработки тупым резцом в районе дульца. Кстати, там наблюдается при стрельбе отечественными патронами барнаульского производства с пулей весом 10,7 г прорыв газов. Казённая часть ствола одета в мощную муфту с наименьшей(!) толщиной 4 мм, отчего ружьё приобретает характерный «горбатый» и несколько нелепый вид. Верхняя часть муфты представляет собой узел крепления оптического прицела в виде «ласточкиного хвоста», а нижняя – подствольный крюк запирания. «Ласточкин хвост» вопиюще нессиметричен, фиксатор в конце его отсутствует как явление (в «Севере» роль фиксатора выполняет целик открытого прицела, в своей основной роли носящий чисто декоративный характер). Сам «ластохвост»  несколько не доходя до конца муфты постепенно сходит на нет. Поглядел бы я на человека, который попытается снять с этого полоза прицел после десятка – другого выстрелов мощным патроном! Фиксатор придётся делать. Слава Богу, хоть направляющие «ласточкиного хвоста» сделаны прямыми – в том же «Севере» они выполнены в виде ижевского народного узора «амурские волны».

Личинка колодки носит отчётливые следы фрезы.

Сам паз узла запирания имеет следы неравномерной обработки и соприкасается с рычагом запирания в двух очень ограниченных местах (это явление лечится, но плохо – учитывая, что рычаг запирания – единственная практически неизвлекаемая из колодки деталь). Выбрасыватель ужасен – этот паллиатив с завёрнутым в край штока выбрасывателя болтиком нельзя выбрасывателем даже назвать – он будет изготовлен заново.

Цевьё на стволе болтается.

Антабка, целик и мушка припаяны к стволу и не отвалились при пробной стрельбе – что  уже воспринимается как достижение (на карабине моего приятеля «Байкал-Маннлихер» - при пробной стрельбе они отвалились).

 

Колодка и механизм.

Перехожу к механизму. Спуск – плавный, но тяжёлый, с усилием в пять килограммов – почти как на хорошем револьвере-самовзводе. Естественно, нерегулируемый. Теоретически нерегулируемый, конечно. Металлических стружек, слава Богу внутри механизма не оказалось (в некоторых Ижах бывают, сталкивался). Ни малейших следов консервационной смазки – толстого слоя ржавого цвета, столь распространённой в доперестроечных ружьях. Не знаю, хорошо это или плохо. Наверное, всё-таки хорошо. Но то, что нет вообще никакой смазки – плохо. Указатель взведения курка – пластиковый. Раньше он выполнялся из латуни. Наверное, это непринципиально, но я всё-таки постараюсь поставить латунный штифт. Хотя бы из эстетических соображений. 

О нижнем рычаге запирания я уже говорил, но кое-что добавлю ещё: именно он сообщает этому ружью повышенную скорострельность по сравнению с одностволками, которые отпираются верхним ключом – на перезарядку тратится в полтора раза меньше движений. И это качество можно бесспорно отнести к плюсам нашего ружьеца.

Все нештампованные детали носят следы грубой механической обработки (а штампованные не носят таких следов вообще) – но это, пожалуй, неконцептуально,  ружьё куплено за триста долларов, а не за две тысячи евро, во сколько бы обошёлся любой импортный кипплауф – это мы терпели всю жизнь. Пружину предстоит проверить – но их полно в любой охотничьей лавке, при нужде можно заменить. Пустую гильзу ударом бойка подбрасывает до потолка – в общем-то, известен путь, как этого добиться и ручным трудом, но если этот эффект присутствует «от рождения», то почему бы и нет. Боёк надо выточить из другого металла и заменить. Родные ижевские бойки славны осечками, саморасплющиванием и поломками. Владелец стенда во Владивостоке Сергей Гурьев утверждает, что лимит ижевского бойка – пятьсот выстрелов (сам он долгое время использовал Иж-39), после чего они ломаются,. Но я ему не очень верю. Я видел такие ружья, бойки которых после ста выстрелов плющились грибком. Так что лучше уж я изначально озабочусь его характеристиками. Куда как разумнее сделать это сразу, чем поминать свою неторопливость перед несущимся на тебя мишкой.

Воронение на колодку нанесено руками постмодерниста – тигровыми полосами с завитушками причём, сугубо с одной стороны.  Никогда не видел ничего подобного.

Я, конечно, понимаю, что «художника любой обидеть может…», но при личной встрече я постараюсь это сделать.

Позднее тот же мастер Олег Братков меня просветил – по его словам такое произведение народного творчества получается, когда только что отворонённую коробку кладут одним боком на тряпку.

 

Приклад.

Приклад, изготовленный на строгальном станке по кривому лекалу из русского народного дерева «берёза» и небрежно прикрученного к колодке – не комментируется. А.Блюм в его разделе энциклопедии «Охотничье оружие» пишет буквально следующее. «Более эргономичными стали формы шейки приклада и цевьё». Я, конечно, понимаю, что приклад – не менее важная деталь любого оружия, и гораздо более индивидуальная, чем ствол, но странно, почему типовые приклады самых массовых армейских винтовок «Ли-Энфилд» и «Маузер» большинству стрелков кажется неизмеримо удобнее приклада Иж-18. Это возможно лишь при одном объяснении – пресловутая «эргономичность» объясняет удобство изготовления болванки приклада на заводе, а не удобство пользования для стрелка.

Между деревом и металлом можно не только лезвие бритвы засунуть, в паре мест туда вполне помещаются мелкие сапожные гвоздики – но приклад изначально планировался к замене.

 

«Лёгкое» или «среднее»?

В патроне 30-06 Springfield эту винтовку уже нельзя назвать ультралёгкой – она весит 3,2 кг, а с прикладом из твёрдого дерева, очевидно, будет весить больше. Здесь интересно – когда я сравниваю характеристики этого ружья с другими одноствольными переломками, такими как чешский кипплауф Brunner zk99, итальянский  Sabatti ski98, не говоря уже о Blaser K95, то обнаруживаю, что при изготовлении под патроны одинаковой мощности, все эти ружья легче Ижа как минимум на 300 граммов, а в случае с «чехом» - так и на все семьсот. А семьсот граммов – это как минимум тридцать патронов 30-06, носимый боезапас, которого с лихвой хватит на полноценную экспедицию.

Здесь, правда, патриоты российского оружия возразят, что изготовители зарубежного оружия по зломыслию занижают вес своих изделий, а отечественные оружейники, по общему раздолбайству – завышают. Но тем не менее – берём безмен и взвешиваем – 3 килограмма двести пятьдесят граммов. Откуда берутся эти граммы – тоже понятно – от избыточной толщины стенок ствола и муфты. Хотя, судя по фотографиям, размер собственно функциональной части узла запирания у итальянцев и чехов значительно больше.

Получается, что «лёгкое промысловое ружьё Иж-18 МН» тяжелее не только таких признанных чемпионов в «лёгком весе» среди магазинных винтовок того же калибра, как Blaser 93 или Scout последних модификаций, но и нашего посконного карабина «Лось-7». Ну, как можно облегчить наше отечественное оружие без радикальных изменений их ТТХ (по крайней мере – физической обработки ствола), я, признаться, не знаю.

Кстати, в этой «плохой» детали есть элемент «хорошей». Это значит, что ружьё (особенно утяжелённое на сто пятьдесят – двести граммов (такова ожидаемая разница в весе между берёзовым и ореховым прикладом, масса прицельного приспособления, и дополнительной фурнитуры)  не потребует kickstop’ а, которые нынче принято всовывать во все варианты оружия, что чуть полегче трёх с половиной килограммов.

Ну и напоследок – три слова о комплектации. Это – первое ружьё, приобретённое мной, можно сказать, в «чистом» виде – только оно само и коробка с паспортом. Ни шомпола, ни маслёнки, ни протирки, ни ремня… Оно, конечно, не обидно – при общении с ИжМехом, похоже, надо благодарить, что хоть ружьё в коробку кладут…

 

Первая проба.

Перед подготовкой к изготовлению приклада я не удержался и всё-таки пострелял барнаульскими патронами с весом пули 10,7 граммов. На дистанции 50 метров кучность была вполне приемлемой – разброса по вертикали практически не было, «ниточку» попаданий я вытянул сантиметров в 15, но никаких далеко идущих целей перед собой не ставил, коме того, что необходимо было убедиться, что оно просто способно стрелять в цель. Попутно выяснилась и ещё одна пикантная подробность – мушка по высоте регулируется очень плохо, а постоянный прицел по вертикали не регулируется вообще, и совместить прицельную линию со средней точкой попадания на 50 метров мне на стрельбище так и не удалось. Зато приятно удивило то, что прицел оказался выставлен «по вертикали» - это уже достижение.

Отдача… В ружье под патрон 30-06 Springfield она есть. Но практически не отличается от отдачи соответствующего ружья 12 калибра. Хотя резиновый затыльник я всё равно поставлю – не помешает.

Вот, пожалуй, и всё, что можно сказать об этом ружье – до доработки.

Что же – известный самарский стрелок Андрей Рузанов предупреждал меня, и всех будущих «ёжиководов» - “хотите нарезной Иж – 18 – готовьтесь к тому, что получите конструктор «сделай сам»”. Без грядущей доводки брать это оружие на стрельбище, и тем более в поле – совершенно бессмысленно.

С другой стороны, это – единственная модель нашего оружия, которая имеет рекордное количество вариантов самого разнообразного тюнинга. Им занимаются мастера на Украине, в Германии, да и в России тоже. В результате чего Иж-18 МН превращается во вполне приличное ружьё среднего уровня.

Чем этот процесс закончится у меня – расскажу позже.

 

Post Scriptum.

В качестве дополнения – несколько слов о том, как используются нарезные Иж-18 МН моими знакомыми (а после довольно беглого опроса, я выяснил, что таких людей немало – это шесть охотников, и два стрелка).

Три человека используют его как «вспомогательную артиллерию» на охоте «по перу» - для добора подранков, стрельбы по сидячей дичи на воде, стрельбы по среднему зверю на значительную дистанцию. Один из них берёт это ружьё как дополнительный «ствол» в загон – для уверенного выстрела по стоячему зверю на пустоши. Для одного – это вполне универсальное нарезное оружие для не очень богатого человека – оно позволяет ему добывать всю возможную дичь в том спектре, в каком она встречается в европейской России. Для двоих – это лёгкое, точное и надёжное оружие для длинных геологических и туристских маршрутов, позволяющее переноску в рюкзаке в сложенном виде.

Стрелки – они и есть стрелки – сегодня трудно узнать сей скромный Иж под массой сдвигающихся затыльников, переменных щёк, шин для установки сошек и т.д.

Ни один (повторю для невнимательных - НИ ОДИН) мой знакомый, среди которых много охотников-промысловиков, не использует его как «дешёвую промысловую нарезную одностволку».

Tags: Оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments