November 14th, 2006

Специнспекция «Тигр».

На днях зашел по делам. Грустное донельзя впечатление. Людей практически нет, обшарпанные комнаты, зарплаты ниже, чем у дворников, телефоны периодически отключают.

А ведь Специнспекция – уникальное образование, причем не только для России. Это – специальная структура для борьбы с незаконной добычей, торговлей и использованием краснокнижных видов.

Началась их история в 1993 году, когда в газете Нью-Йорк Таймс некая журналистка опубликовала статью о тигрином браконьерстве в России. Человека, который ввел её «в тему» звали Стив Галстер, и он приехал в только что открывшуюся тогда Россию спасать её природу как представитель WWF Германии. В принципе, у Стива была довольно богатая биография – в восьмидесятые годы он работал инструктором по выживанию в лагерях афганских моджахедов, в Пакистане… Ну ладно, у нас не про это…
Мне сегодня чертовски интересно узнать, что же ОБЪЕКТИВНО происходило в лесах Дальнего Востока. К сожалению, после вмешательства в процесс международных экологических корпораций, какие бы то ни было объективные сведения стали практически недоступны. Сразу скажу, что в «коттеджи, построенные на тиграх» в Лазовском районе, я не верю. Скорее всего, если и было увеличение их отстрела (а ежегодное изъятие я, в период работы на WWF, оценивал в 35 – 50 особей в год), то скорее всего – не очень значительное.

Другое дело, что народ в то лихое время расслабился, и стал чуть ли не шкуры на заборах сушить. Вот эти шкуры на заборах и нафотографировал пресловутый Стив Галстер.

Буча в мире поднялась изрядная. И на фоне её в какой-то из инкарнаций Госкомприроды создали специализированную инспекцию «Тигр», работавшую на территориях Хабаровского и Приморского краев.

Международные экологические корпорации расценили появление этой специнспекции (совершенно заслуженно, кстати), как огромный успех. Причем, успех их собственный. На обеспечение её деятельности выделялись очень и очень значительные деньги. Активности пиара «тигров» могли бы позавидовать многие известные российские политики.

Но к моменту моего появления во Владивостоке, руководство того же WWF отзывалось о них, мягко говоря, негативно. Примерно так же относились к ним и другие организации «экологистов».

Здесь ремарка. На юге Дальнего Востока экологическая общественность, как таковая – практически отсутствует. Существует полтора десятка офисов и представительств вот этих самых экологических ТНК, из которых – самый здоровый – WWF (где-то за двадцать сотрудников), и они энергично распихивают деньги по всяким пиарщицким прожектам.
У этих контор – некие договоры о разделе сфер влияния (так, фонд «Феникс» может подкармливать группу «Конфликтный тигр», а остальные – не моги, и т.д.). И все эти конторы и конторки вбухвали в «Тигр» очень недетские деньги.
В результате – сегодня – ободранные стены, отсутствие автотранспорта.

Что вы думаете, произошло?