December 29th, 2006

МЧС. Практика личного общения.

Итак, недавно прошел день МЧС, и главного МЧС-ника, любимца страны министра Шойгу поздравлял наш Удафф-Президент, обнимая и челомкая по-брежневски, в стиле хорошо забытого нового.
А я вспоминал собственный опыт общения с МЧС, случившийся чуть больше полугода назад…
Собственно, я как раз с МЧ и не общался. Я ходил по берегу в кромешную пургу, собирая всякие палочки, подкладывая их в костер, и иногда выгоняя из-под лодки клиентов, чтобы они ходили взад-вперед и не замерзали.
В общем, про это смотреть здесь...

http://talks.guns.ru/forummessage/99/148725.html

А общались с МЧС оставшийся в базовом лагере руководитель московской компании «Русские каникулы» Александр Лисицын и владелец аутфиттерской фирмы в Магадане Александр К.
Когда мы первый раз вышли на связь после того, как накатом перевернуло нашу лодку, и подул свежий ветер со снегом, А. Лисицын немедленно позвонил по телефону магаданскому руководителю и потребовал вертолет для нашей эвакуации.
К. связался с местным МЧС, ему ответили, что его запрос об эвакуации будет рассматриваться завтра в 12 часов.
К. поехал в контору МЧС и обнаружил начальника местной конторы уехавшим, и недоступным по мобильному телефону. Зам.начальника собирал бумаги, приговаривая при этом – надо же, какая погода хреновая, пора валить из конторы.
Скорость ветра при этом усилилась до 40 м/с.
К. еще довольно сдержанно объяснил, что у него на берегу сидят мокрые люди, из которых два американца, и ситуация не очень благоприятствует их ммм… выживанию.
Зам. Начальника страшно удивился, и сказал – «А чего ж вы их не вывозите?»

Здесь у меня лирическое отступление о малой авиации в Магадане.
В Магадане на сегодня шесть вертолетов МИ-8, принадлежащих трем разным компаниям. И в метеоусловиях, подобных описанным они не летают. Так как отсутствует всепогодное оборудование. Но на всякий случай, говорят, что им нужно прямое указание МЧС на вылет.

Именно этого указания добивался К.
Здесь зам. Начальника нашел лазейку:
«А вы привезите нотариально заверенное обязательство, что в случае, если вылет состоится, вы его оплатите»!
К. звереет.
Он достает из портфеля банковские пачки денег, говоря, что он готов заплатить за вылет наличными.
Зам. Начальника не унимается… Вы говори, привезите нотариально заверенный документ, что согласно оплатить этот рейс, причем по штормовым расценкам. Я сейчас еду домой, все равно в конторе делать нечего, так вы ваши обязательства передайте на вахту, завтра мы их рассмотрим.
В это время А.Лисицын (а он сидит в хотя и теплой, но палатке на том же побережье), снова звонит Сане К., и тот дает ему телефон зам. Начальника. Сам едет составлять документ, который обязывает его оплатить рейс.
Лисицын звонит зам. Начальнику МЧС, тот говорит, что ничего не знает, погода нелетная, и вообще – он сейчас даст телефон человека, который больше в курсе, чем он – и дает телефон Саши К. Поле чего телефон выключает.

Лисицын, офонаревший, звонит Саше, который уже сделал все необходимые бумаги и сидит в дежурке МЧС, советуясь с тамошним младшим лейтенантом, что можно еще сделать.
В конце концов становится понятно, что никакой вертолет сегодня не вылетит даже за чемодан с баксами.
К. едет в морской порт, разговаривает с танкером водоизмещением 8 тыс. тонн, и уговаривает его выйти в море, для того, чтобы забрать нас спасательными ботами. Сперва капитан соглашается, потом узнает, что волнение в море – до восьми метров (объясняю – это Охотский шельф, мелководье, и поэтому там раскачивает хоть какую волну).
И отказывается выходить в море.
В этот момент Лисицын звонит в дежурку МЧС, и ему… снова дают телефон Саши К.
Уже глухая ночь, психуют все участники истории, самые спокойные, наверное, это мы – сидящие под лодкой на нагретом пожоге. Только волны осыпают наше убежище осколками припая.
Итог описан в приведенной ссылке.
Мы уже отогревались в основном лагере – спасибо нам самим и Лисицыну, возглавившему спасательную партию! когда над лагерем загрохотал вертолет.
Из вертолета выскочили двое – один с чемоданчиком, другой с автоматом – и с буквами МЧС на серых ментовских мундирах.
И к нам.
«Ну, что у вас там происходит»?