January 7th, 2008

По итогам года.

Что-то, мягко говоря, неоднозначно получается. С одной стороны – вышли в свет две книги, две – написаны, одна – сдана в печать. Судьба второй подвисла. Провёл четыре замечательных экспедиции, в одной из которых клиенты взяли трёх зверей, вошедших в топ-10 Российской федерации, а один из них получил четвёртое место в мировом топ-10 листе.

При этом – общее ощущение, что год получился «годом замороженных надежд». То есть – успех, начатый в 2005 году «Мохнатым богом» как-то застопорился. Оттого и не получилось перейти полностью на журналистское дело, отказавшись от туроператорства. Похоже, как ни банально – надо больше писать, больше общаться с пишущим народом. Больше отправлять материалов в журналы. Что чертовски затруднительно, проживая во Владивостоке. Банально – но самая активная и творческая часть населения сосредоточена в Москве. Даже не в Питере, откуда я родом.

Далее. С одной стороны, осенний успех был даже не просто значителен. Во многих отношениях он был ошеломляющ. Я всем говорю честно – повезло. Но с одной стороны на весах – мои слова, с другой – рога, подобных которым на Северо-Востоке не добывали уже десять лет. Люди – они и есть люди. Все думают, что им тоже повезёт. Но как его нынче развить – ума не приложу. Потому что начали играть роль макроэкономические факторы.

Например, увеличение зарплат чиновникам и научным сотрудникам заставляет поднять жалованье временного контингента – егерей, гидов-проводников и шерпов – в нашей сфере. Кроме того, увеличение зарплат тех же чиновников в природоохранной сфере автоматически повлекло за собой повышение общей планки взяточничества. Дрогнул даже очень стабильный в этом отношении Север, а уж на юге Дальнего Востока ситуацию с коррупцией уже года три назад зашкалило выше всех мыслимых рамок. Интересно, в этом году в Приморском крае «за коррупцию» (конечно, по разговорам злых людей, а как же!) ушли два руководителя регионального Россельхознадзора, но это только изменило ситуацию к худшему. При смене руководства поборы выросли в два раза. Сразу. Уже проверял.

Вообще, раз уж заговорил о взятках, то, конечно, здесь сразу бросается в глаза общее увеличение благосостояния в стране. Которое не основано ни на каком материальном производстве. И потому у нас снова стало, как при «совке». Проще «устраиваться» и «приспосабливаться», чем что-то делать. Деньги те же, труда на второе уходит несравненно больше. Скорее бы, что ли, дефолт хлопнул.

Опят же – с Нового года перестройка управления охотничьего хозяйства. При перестройке управления взятки опять подрастут. Уже третий раз за год – это что ж такое получается, люди, а?

С тем же туризмом. Заказы становятся всё сложнее, работа – физически опаснее. Если в прошлом году одна окололетальная ситуация казалась чем-то из ряда вон выходящей, то в этом работа многих дальневосточных операторов из них и состояла. Что, по закону больших чисел, означает только одно – долго так продолжаться не будет. Впрочем, крушение вертолёта на Колыме это уже доказало. Шесть трупов, в том числе – два иностранных клиента и старший лагеря.

При этом то же крушение вертолёта никаких реальных плюсов по безопасности полётов не повлекло. А вот цену – подняло. То есть стоимость лётного часа в семьдесят тысяч рублей меня осенью уже не удивит. И цена будет поднята. В соответствии со всем – с ростом жалованья егерям, ростом цен на вертак, ростом цен на продовольствие, снаряжение. Ростом сумм взяток.

И таким образом, в нашем пасьянсе останутся только русские богачи, потому что иностранный клиент шарахнется от наших цен, как чёрт от ладана.

В общем – год заканчивался неясно, и будущее достаточно смутно.