January 25th, 2008

1612

Посмотрел на диске 8 в 1. Быстро понравилось. В Нете было про фильм много ругани, так что ж... Вся ругань относилась, в основном, к т.н. "исторической" и прочей, типа "бытовой" правде.
А фильма-то - она простая фэнтэзюха...
Вместо псевдославянских-русских имён можно было надергать каких-нить Перкинсов, Яучжаа, или Люй Ханей - всё было б то же самое...
Хорошая операторская работа. Хорошая постановка кадлра. Очень интересно с цветами поработали - видно, что об этом специально люди думали. Прикольный сюжет про самозванцев. Вечный, блин. Как про Одиссея.
Минимально морали, что тоже не может не радовать.
Ну, что еще...
Сексу мало...
Зато коняха с членом во лбу бегает. Тоже фаллический символ.
Лях из "Огнем и мечом" колоритный, конечно... Не такой, конечно, как Даниэль Ольбрыхский его возраста, но тем не менее.
Мелкие приколюхи забавляют.
Вопчем - не хрен смотреть на это и говорить, что так быть не могло. Так и не было... И хрен ли с того?
Личное сугубо мнение - первый нормальный шаг национального кинематографа. Нет, второй. Первым были "Братья", "Бригада" и "Жмурки".

Ярость рецензента. То есть - меня.

Попала в мои когтистые лапы рукопись одной монографии доктора наук имярек. "Всеобщая теория всего на Дальнем Востоке Российской Федерации". Это я так, подлинное название не имеет значения.
Хрен бы с ним, что Дальний восток России заканчивается у него не севернее устья Амура (мы, чукоцкие, без предрассудков, как говорил Агроном в бессмертном творении Гоблина).
Но пресловутый доктор напрочь забыл о существании такого макрогеографического объекта, как остров Сахалин.
Помнится, у Ильфа и Петрова был некий учитель географии, который увидев карту без Сахалина, лишился рассудка. Именно этому учителю мы обязаны воплем "Хочу в пампасы"!
Вот я сейчас сижу и мучаюсь - а не ебанётся ли рассудком оный доктор, если я ему сообщу о существовании этого острова?
Вот так вот, в письменной официальной рецензии сообщу...
Греха боюсь на душу.

Отчет об охоте на гигантского лося. Часть 2.

Второй сплав.

На следующий день в лагерь снова прилетел вертолёт, и выбросил нас с Сергеем и Дмитрием на соседнюю реку, которую мы называли Крутой. Эта река была значительно проще для сплава, но при этом – куда как медленнее.

Главным достоинством Крутой было также то, что её долина зажималась между двумя грядами пологих сопок. Поэтому можно было подниматься то на один, то на другой склон, и внимательно обшаривать в бинокль раскинувшуюся под нами мешанину проток, стариц и русел.

Collapse )