March 26th, 2008

К какому сословию вы принадлежите?

Вот был мне вчера задан такой вопрос очаровательной экс-френдессой. Признаться, поставил он меня в наиглубочайший тупик. Не то, чтобы в воспаленном моем мозгу пронеслась вся моя родословная от легендарного предка прибывшего в Ригу вместе с епископом Альбертом (с одной стороны) и до крестьян вятской губернии со стороны другой. Я просто, признаться, несколько офонарел от того, что кто-то сегодня может абсолютно серьезно к этому относиться.
Поэтому я опасливо спрашиваю вас, очаровательные френдессы и мудрые френды - насколько серьёзно вы относитесь к вопросу "к какому сословию вы относитесь". 
Это раз.
И понимаете ли вы смысл этого вопроса - это два.
Надеюсь, что хоть на этот раз никого не обидел...

Черти. Часть 1.

Не помню, кажется, в LJ этого текста я не выкладывал.

Существует одна разновидность фольклора, до которой рано или поздно доходит очередь и у туристских костров, и в молодецких застольях, и на студенческих пирушках, и в прорабских теплушках. Тема эта стара (и есть люди, которые утверждают, что она старше самого человечества), и уже прочно завоевала свои позиции в беллетристике и даже в художественной литературе.

Я говорю о монстрах, которых видят люди в состоянии тяжелого похмелья, в периоды длительных запоев, при длительном переутомлении и просто в тяжелом сне.

Мелких этих бытовых монстров (отдавая дань русскому языку, буду звать их впредь попросту чертями) описывали Николай Гоголь и Чарльз Диккенс, Джонатан Свифт и Ален Лесаж, Эдгар По и Эжен Сю. Мелкий бес решил много житейских, сюжетных и даже стилистических проблем, то, открывая какие-нибудь потаенные уголки жизни, то подбрасывая письмо тому, кому оно не предназначалось, то, просто, путая следы и приводя героя к месту действия.

Но речь пойдет не о бесах «от литературы» и, тем более, не о демонах из фэнтэзийной беллетристики, коим нет счета. Я хочу рассказать об обычных таких, сермяжных, как сказал бы Великий комбинатор, посконно-суконно домотканных кондовых чертях.

Collapse )