May 11th, 2008

Ю. Ким. Романс странника.

Объехать землю и пройти пешком или в седле,
Не подарив ничьей земле души своей в пути,
Ты меж людей, но не с людьми, и в каждой стороне
Предаться радостям любви, но никогда вполне.

Войти в кумирню или храм, коснуться тайн святых,
Но ни кумирам, ни богам не вверить дум своих,
Иметь везде знакомых круг и никогда - друзей.
Ты сам себе и бог, и друг, и раб судьбы своей.

И вот однажды от дорог устав, иль просто так
Спросить: "А где ж родной порог, где твой родной очаг?"
И вдруг понять в конце концов и помнить об одном:
Что небо - вот твой отчий кров, а этот мир - твой дом!
 

Как вы думаете – училка или нет?

Еду в автобусе. Рядом садится женщина лет пятидесяти со скандально поджатыми углами губ. Ухоженная и строгая. Я почему-то решил – «мерзкая училка» - есть такой типаж, довольно часто совпадающий с профессиональной деятельностью.
Collapse )

Почему я не люблю экологические NGO?

 В связи с тем, что мои френды нет-нет, да задают мне вопросы, какие существуют противоречия между мной и дальневосточными экологическими NGO (неправительственные общественные организации), я сформулировал следующее.

Я считаю, что:
1. Международные экологисты работают не на результат; и даже не на отчёт; а на получение дополнительных средств от доноров. То есть, замечательная, знакомая нашему с Вами поколению социалистическая система, когда надо просто потратить деньги с тем, чтобы дали гораздо больше. В этом случае речь идет даже не о том, чтоб дали, а чтоб собрать в качестве милостыньки.

2. Соответственно, даже если кто из менеджеров этих контор и переживал искренне "за природу", то при таком раскладе ему пофиг - ему надо найти человека, который сможет создать красивую вывеску. Мне глубоко симпатичен литературный образ князя Таврического, и поэтому я недолюбливаю определение "потемкинская деревня", но в деятельности эко-NGO именно эта форма активности доминирует.

3. Видя, как всё это делается, местное население, среди которого распространяются гранты, мгновенно смекает, что надо не работать, а "делать вид" - опять же – точь-в-точь, как при социализме. Причём, ради справедливости к социализму, где результат бывал важен, здесь всячески поощряется именно искусно созданная показуха. В итоге результата нет и быть не может.

4. Опять же о результате. Так как в итоге надо чем-то отчитываться, то умные люди в эко-НГО придумали пару безошибочных ходов. Первое: определить реальное положение вещей с каким-то объектом, в итоге активной пиар-компании убедить всех, что оное положение гораздо хуже; и с песнями и криками двигаться к РЕАЛЬНОМУ ПОЛОЖЕНИЮ ВЕЩЕЙ (а на самом деле – стоя на месте). Классический пример кампания за дальневосточного леопарда, которого гораздо большем чем «только тридцать».

5. И снова о результате. Другим способ придти к нему– это присоседиться к какому-либо решению местных/федеральных властей и сказать, что без них, великих NGO у тех никогда бы не получилось организовать заказник/построить блокпост/отреставрировать школу и т.д.

6. Всё-таки я упомяну и о ситуации, когда эко-NGO пытается сделать что-то всерьёз. В моей практике это были обычно выплаты взяток грантов различным должностным лицам за лоббирование различных решений, имеющих отношение к охране природы. Вроде как штука умная. Но ведь не дашь денег просто так чиновнику Ц. для того, чтобы он выполнил свои государственные обязанности и утвердил бумагу на создание заказника? Поэтому придумываются всякие хитрости, вроде как деньги выплачиваются ему, или членам его семьи за некое ни к чему не обязывающее экспертное заключение. Иначе бухгалтерия не пропустит. А чиновник – он что, идиот, что ли? Естественно, при такой совершенно ни к чему не обязывающей системе выплат; и отсутствии возможности юридического/силового давления, он постарается максимально затянуть дело, придумывая всевозможные субъективные причины. Ибо платят ещё, и ещё и ещё… Поэтому даже здесь вмешательство NGO приводит лишь к затягиванию процесса, который без них разрешается так или иначе.
 
В итоге, когда в территорию N готовы вбросить настоящие экотуристические инвестиции, выясняется, что обработанный эко-NGO народ не просто не готов работать - он готов к показухе времен соцстроя и не понимает и обижается, когда в обмен на деньги с него требуют что-то другое. «Вы нам заплатите, а мы перед вашими иностранцами скажем что надо». В итоге на территориях, охваченных деятельностью эко-NGO на юге Дальнего Востока невозможна нормальная бизнес-деятельность, с той же природой связанная - в качестве примера я скажу, что удэгейцы за гайдинг на реке Бикин начинают просить 300 долларов в сутки - совершенно несуразную цену.
 
Мой приятель В.Солкин, один из немногих искренних людей, работающих в этой сфере экономики, называет вот грантовскую систему "посеянием зубов дракона". Только произрастают из неё иждивенцы и бездельники.