May 14th, 2008

Остров Гваделупа. Александр Городницкий

Такие, брат, дела... Такие, брат, дела -
Давно уже вокруг смеются над тобою.
Горька и весела, пора твоя прошла,
И партию сдавать пора уже без боя.
На палубе ночной постой и помолчи.
Мечтать за сорок лет - по меньшей мере, глупо.
Над тёмною водой огни горят в ночи -
Там встретит поутру нас остров Гваделупа.

Пусть годы с головы дерут за прядью прядь,
Пусть грустно от того, что без толку влюбляться,-
Не страшно потерять уменье удивлять,
Страшнее - потерять уменье удивляться.
И, возвратясь в края обыденной земли,
Обыденной любви, обыденного супа,
Страшнее - позабыть, что где-то есть вдали
Наветренный пролив и остров Гваделупа.

Так пусть же даст нам Бог, за все грехи грозя,
До самой смерти быть солидными не слишком,
Чтоб взрослым было нам завидовать нельзя,
Чтоб можно было нам завидовать мальчишкам.
И будут сниться сны нам в комнатной пыли
Последние года, отмеренные скупо,
И будут миновать ночные корабли
Наветренный пролив и остров Гваделупа. 

Об эскимосских деревнях, охране природы и американских полицейских.

Игнтересно, что самую убогую и задроченную деревню северных аборигенов я видел не на Чукотке, Таймыре или в Якутии. Это был посёлок с красноречивым названием «Мыс Надежды» - Пойнт-Хоуп на Аляске, США.
Туда, в этот Пойнт-Хоуп мне довелось попасть в результате странного бартера с Департаментом Дикой природы Соединённых Штатов. В мою бытность на Аляске, я перевёл им ряд российских законодательных актов. В бюджете отделения не было денег для того, чтобы оплатить мне эту работу и они сделали мне вполне оригинальное и интересное предложение – пролететь на патрульном самолёте вдоль всей береговой линии штата, помочь при учёте выброшенных на берег трупов морских млекопитающих. То есть – нам предстояло на крошечном летательном аппарате пролететь несколько тысяч километров, постоянно присаживаясь и рассматривая различные сомнительные предметы на береговой линии. Мне предстояло увидеть всю северо-западную оконечность американского континента, а кое-что в этой части – даже потрогать руками, и я посчитал, что это – достаточная плата за работу нескольких дней в офисе.
Нет нужды говорить, что поездка (или правильнее говорить – «пролётка» получилась совершенно фантастической. Мы стартовали вообще с территории Канады, из района устья Маккензи и двинулись мимо залива Прюдо на мыс Барроу. Там мы повернули на юг и в какой-то момент я увидел совершенно бесподобный по своей красоте и суровости скальный массив – мыс Блафф.
А совсем недалеко от него, на широкой галечной косе, располагалась россыпь прямоугольных строений такого же грязно-серого цвета, как и камни, на которых они стояли. Это место называлось совершенно романтически – Мыс Надежды. Он же – Пойнт Хоуп.
Здесь я скажу пару слов о том, что представляет собой отделение Департамента Управления Дикой Природой, с которым я работал. Это были копы. Самые простые копы. Только с лёгким уклоном в природоведение. Но в любом случае рейнджер-прородоохранец в Америке – это не российский охотовед, про которого один из отцов-основателей российского охотоведения Юрий Порфирьевич Язан – «гибрид биолога, мента и экономиста. И всё хреновое». С рейнджерами и офицерами Департамента это не так. Это – копы. Простые суровые копы с пистолетами, наручниками, фонариками, дубинками и всеми символами и атрибутами американской полицейской машины.
Ну и вот, летим мы на самолёте этой вот самой американской полицейской машины над деревней Пойнт-Хоуп, и полисмен мне рассказывает:
- Здесь у нас полицейский живёт. Стажёр. Вообще-то сюда постоянного полицейского найти невозможно, поэтому разработана следующая система. Курсант заканчивает полицейскую академию, и может пойти сюда работать. Работать он здесь будет восемь месяцев, после чего получает оплачиваемый трёхнедельный отпуск в любом месте в США, и по его окончанию – достаточно престижную службу. Вот здесь сейчас такой полицейский находится, и он нас встретит на взлётной полосе.
Действительно, на взлётной полосе сидел какой-то молодой крепкий мужик с парой рюкзаков.
Мой спутник (буду впредь звать его Старый Полицейский) старательно сделал вид, что эти рюкзаки не замечает.
Тут Молодой Полицейский просто сказал – а вы не можете меня забрать отсюда сегодня же?
Старый Полицейский опять же сделал вид, что не услышал этого вопроса, а просто предложил проехать в участок, выпить кофе, переночевать и вечером – поговорить.
Вечером выяснилось вот что.
Тони служил в посёлке уже как полгода. Его, конечно, очень сильно удивляло, что всё население «деревни» ничем не занято – fucking, watching TV & sleeping (живёт на деньги нефтяных компаний – это я уже знал), но как-то он ухитрялся сохранять с ними нормальные взаимоотношения. Некоторые проблемы были с наркотиками – двое парней постарше наладили туда ввоз «травы». В посёлке существовал сухой закон, и потому в нём не было обычных для наших северных селений регулярных пострелушек с поножовщиной.
Но так продолжалось до вчерашней ночи.
Двое подростков бензопилой вскрыли аптеку и добрались до хранившегося там спирта.
Тони быстро оказался рядом, и решив не портить жизнь мелюзге, просто, не составляя протокола, отметелил мальчишек. И сегодня с утра сюда уже сел самолёт из Анкориджа, который привёз сюда адвоката по делам туземных американцев чтобы сгнобить Тони за нетолерантное отношение к местному населению.
- Ну и что, ты ничего не нашел лучшего, как на полицейском самолёте пуститься в бега? – мрачно сказал Старый Полицейский. – Ну, где тут этот адвокат остановился, я с ним потолкую.
Действительно, потолковал, и через час присоединился к нам снова.
- Значит, так, Тони. Я с ними договорился. Но пусть этот эпизод будет тебе уроком. В любой ситуации всегда надо решать проблемы по закону. На то он и закон. Если ты следуешь ему – в сомнительной ситуации закон за тебя заступиться. А вот видишь, что бывает, когда человек пытается подменить собой закон?
 

Стало быть, закончил детективную историю

(на этот раз - 100% fiction) - о северных аборигенах, дележе земли на современном российском Севере и вмешательстве странных людей в эти процессы. 
Неккоторые куски выкладывал здесь.
Те, кто помнит "Естественную историю", будут удивлены, встретив одного из её героев - решил ввести сюда. Уж очень колоритный тип. При этом - довольно типичный.
Два дня - думаю, потом - окончательная правка, и ищу, куда пристроить.