June 25th, 2008

Палаточные города. А.Городницкий.

Мои палаточные города...
Ты все их расставляешь как попало.
В них стен и башен сроду не бывало,
И Андерсен не приезжал сюда.
Мои палаточные города -
Увидела и замолчала хмуро.
Нехитрыми постройками горда
Их полотняная архитектура.

Привязаны к берёзовым стволам,
Стоят они, и ветер их колышет.
Живёт мошка здесь с дымом пополам,
Дожди и солнце вхожи через крыши.
Они в болоте дом свой узнают
И на скале сумеют приютиться,
А осенью летят они на юг
И складывают крылья, словно птицы.

Что ж, уходи. Ни слова не скажу.
Дворцы мои убоги до смешного.
Я их в пути верёвками вяжу
И ставлю их, и разрушаю снова.
Но я их не оставлю никогда
Для каменных домов и женской ласки,
Мои палаточные города,
Вместилища невыдуманной сказки.







О Российской Империи, Сибири и пакости ляхам.

Про империи, очередной раз. Навеяна комментарием heymer   вот здесь.
Строить империю начал Алексей Михайлович?
Мммм. С некоторыми натяжками, наверное, да. Но Алексею Михайловичу она вроде как сама шла в руки. С одной стороны отдавались казаки. Правда, отдавались они совместно с войной с Польшей, но казаки вроде как брали обязательство взять войну на себя (Россия предоставляла вспомогательные отряды).
С другой – наверное, было приятно Алексею Михайловичу (чей папенька, Михаил, лет десять считался вассалом Речи Посполитой) вставить этой самой Речи пистон. И, подозреваю, именно это соображение, на уровне подкорки, было доминирующим. Так Россия двинулась на Запад – на пакость ляхам.
Сибирь – было уже серьёзнее. Но Сибирь, судя по всему, сама плыла в руки. Русский «дранг нах остен», похоже – совершенно естественный процесс (видимо, так прижало на Родине, что побежишь хоть в Сибирь). Игорь Забелин так и обозвал его – «восстание в пространство».
Любопытно, что как только русский «дранг» столкнулся с серьёзными проблемами (война с Китаем), батюшка царь «дранг» этот попытался немедленно остановить.
А вот кто строил империю совершенно сознательно – так это сыночек его, Пётр Алексеевич…