July 15th, 2008

И. Бродский. К Ликомеду на Скирос.

 Я покидаю город, как Тезей -
свой Лабиринт, оставив Минотавра
смердеть, а Ариадну - ворковать
в объятьях Вакха.
              Вот она, победа!
Апофеоз подвижничества! Бог
как раз тогда подстраивает встречу,
когда мы, в центре завершив дела,
уже бредем по пустырю с добычей,
навеки уходя из этих мест,
чтоб больше никогда не возвращаться.

В конце концов, убийство есть убийство.
Долг смертных ополчаться на чудовищ.
Но кто сказал, что чудища бессмертны?
И - дабы не могли мы возомнить
себя отличными от побежденных -
Бог отнимает всякую награду
(тайком от глаз ликующей толпы)
и нам велит молчать. И мы уходим.

Теперь уже и вправду - навсегда.
Ведь если может человек вернуться
на место преступленья, то туда,
где был унижен, он прийти не сможет.
И в этом пункте планы Божества
и наше ощущенье униженья
настолько абсолютно совпадают,
что за спиною остаются: ночь,
смердящий зверь, ликующие толпы,
дома, огни. И Вакх на пустыре
милуется в потемках с Ариадной.

Когда-нибудь придется возвращаться.
Назад. Домой. К родному очагу.
И ляжет путь мой через этот город.
Дай Бог тогда, чтоб не было со мной
двуострого меча, поскольку город
обычно начинается для тех,
кто в нем живет, с центральных площадей
и башен.

А для странника - с окраин.

и ещё про К.А.Собчак. Вынес из комментариев.

 Собчак - ненавязчива. Если бы ей не делали PR люди, которые как дама Г. очень хотят влезть в её шкуру, то о её существовании можно и не узнать. Она живёт в параллельном мире. Не хочешь, раздражает - не ходи. Меня в последней склоке привлекла не она, а фамилия ведущей. Я по серости по своей решил, что Гордону (насколько понимаю, экс-мужу) проплатили получить по роже в двух скандалах, а не в одном...

Писающий Пушкин.


Я долго думал - отчего в городе со столь разитым монументализмом "наше всё" - Пушкин - представлен в таком непотребном я бы сказал, виде?
И понял.
Пушкин в армии служил?
Хрена!
А во флоте?
Тем более!
Вот и ссыт, штафирка, в присутствии военных. 

Про любовь.

Эта девушка три раза ездила с нашей съёмочной группой, когда мы снимали фильм об Охотском побережье. В принципе, она дружила с нами со всеми, поэтому я нисколько не удивился, увидев её рано утром в фойе телестудии. Но что-то мне в ней не понравилось, она была, как принято говорит, «натянута» и судя по всему, недавно плакала.
- Что с тобой, Ира?
- М.А., мне нужно срочно поговорить с Сергеем. А он от меня прячется!
Что-то мне сразу не понравилось в этом обращении, и я, оставив девушку в фойе (режимный объект, а как иначе?), двинул на поиски Сергея.
- Тебя там что-то Ира ищет.
- - Ага, - сказал Сергей мрачно. – честно говоря, что делать – не знаю. Прохода не даёт.
- А случилось-то что? Трахнул малолетку, что ли, и она тебя шантажирует? (Ире только-только исполнилось 17) – спросил я его участливо.
У Сергея с личной жизнью всё было не слава Богу. Он как-то ухитрялся разрываться между женой, молодой и немолодой любовницами, и при этом все эти отношения были ему как бы в обязанность.
- Да ты что, Миха, - сплюнул он. - Я ее и не тронул. У неё совсем крышу сорвало. Она мне записки шлёт, через вахту, говорит – давай будем вместе.
Никто из нас и не подозревал, насколько это будет серьёзно. Ира приходила к началу рабочего дня к проходной, хватала Серёгу за руку, требовала, чтобы Сергей отошёл в сторону и объяснился.
Объясняться было не в чем, тогда она где-нибудь находила меня, вцеплялась в меня и говорила – я ж хочу, чтобы всем было хорошо, ну что ж вы меня игнорируете!
Дальше – хуже. Она начала по очереди приставать ко всем женщинам Сергея (каким-то образом она вычислила их всех, хотя, в теории, они друг о друге даже знать не должны были). Приходила к каждой из них, рассказывала про всех их соперниц, при этом лейтмотивом было – отдайте вы все Сергея мне.
Через пару месяцев такого натиска Серёга развёлся с женой, а две любовницы его бросили.
Но он торжественно дал клятву, что лучше будет дрочить в кулак, чем трахать Иру. Вот прямо ей в лицо и поклялся при стечении довольно большого народа с телестудии.
На Иру это не произвело никакого впечатления.
В процесс оказалось вовлечено руководство студии – Ира написала на самый верх заявление, что любит Сергея и хочет выйти за него замуж. Ситуация была достаточно серьёзной, девушке не было 18 лет, но к её чести она и не утверждала, что Серёга попользовался её естеством.
Осада продолжалась месяцев шесть, и мы чуть не свихнулись. Ира приставала к нашим жёнам, подругам, начальству, друзьям друзей, начальству друзей друзей и т.д. с требованием повлиять на нас чтобы мы повлияли на Серёгу. Раза четыре она грохалась в обморок в фойе, а разок пригрозила суицидом. Мы даже звонили в дурку, но там нам доходчиво объяснили, что нынче и буйных не садят (вы телевизор посмотрите, парламентский час, их вон там сколько), а уж девиц в стадии гормонального взрыва – и подавно.
А потом всё кончилось. Внезапно, как и началось. В этом году, через семь лет после опиываемых событий я на улице встретил Иру. Она меня не узнала.
Вот такая вот странная любовь встретилась на моём извилистом жизненном пути.