October 28th, 2008

Булат Окуджава. Песенка о Моцарте.

Моцарт на старенькой скрипке играет.
Моцарт играет, а скрипка поет.
Моцарт отечества не выбирает -
просто играет всю жизнь напролет.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
наша судьба - то гульба, то пальба...
Не оставляйте стараний, маэстро,
не убирайте ладони со лба.

Где-нибудь на остановке конечной
скажем спасибо и этой судьбе,
но из грехов своей родины вечной
не сотворить бы кумира себе.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
наша судьба - то гульба, то пальба...
Не расставайтесь с надеждой, маэстро,
не убирайте ладони со лба.

Коротки наши лета молодые:
миг -
и развеются, как на кострах,
красный камзол, башмаки золотые,
белый парик, рукава в кружевах.
Ах, ничего, что всегда, как известно,
наша судьба - то гульба, то пальба...
Не обращайте вниманья, маэстро,
не убирайте ладони со лба.

Что-то много не вполне адкватных людей встречается по городу...

Не так давно стою с Машенькой на остановке. За спиной ходит женщина и говорит в трубку телефона о каких-то "них", которые ей всем были обязаны, а потом начали на неё писать в домоуправление и КГБ, потом в милицию. а сейчас не здороваются, а только смотрят в подзорную трубу. Тётка говорит громко, вся остановка ее слушает, она упивается подробностями - вроде как "А вот теперь мне из самого Белого Дома должны прийти, потому что они и туда написали"...
И я понимаю, что она общается с выключенной трубой.
Вчера снова на остановке ходит дедок, и всем рассказывает, как всю жизнь горбатился на двенадцати сотках, и ни Николаев (бываший мэр, который многими по инерции воспринимается как нынешний) и Дарькин (наш пока-ещё-губернатор) в жизни ему ничем не помогли, а только ходили обирали простых равботяг, как он и его брат...
Вообще, по сравнению с Магаданом во Владивостоке бросается в глаза изобилие городских сумасшедших.

На штендере одного из обменников во Владивостоке появилась цифра


31.

Рупь за доллар. Продажа, естественно.
Занятно, я думал, постремится к 30 и встанет...
В принципе, валютные теннденции на дальнем Востоке всегда отличались некоторым своеобразием. Я помню, был период, когда баксы из Магадана в Москву было выгодно возить для обмена самолетом. И ведь возили - в специальных жилетках.
Ну а Владивосток, как город, в значительной степени живущий с автобизнеса (причём, живущий, во многом, на бытовом уровне - как-нить напишу и об этом), на доллар вообще завязан очень сильно.

Про женские имена.

Тут одна знакомая хотела назвать дочь Сильмариллой. А я вспомнил, как магаданский прозаик Альберт Мифтахутдинов, побывав на озере Эльгыгытгын (центральная Чукотка) хотел назвать дочь Эльгыгой...

Эльгыга Мифтахутдинова была бы....