November 6th, 2008

А.Городницкий. Опять умирать Клеопатре...


Ну очень неслучайная песня сегодня.

Опять умирать Клеопатре,
А Гамлету лезть на рожон.
В театре, в театре, в театре
Мы души свои бережём.

Придумай, как лучше увидеть,
Придумай, как лучше поставить.
Звонка обрываются трели,
Прожекторы встали из тьмы.
Давно мы на правду в обиде,
Давно от неправды устали,
И только от массовых зрелищ
Ещё пробуждаемся мы.

На всё заготовлены штампы,-
Их выучит школьник любой,
И только за линией рампы
Ещё существует любовь.

В батальных и массовых сценах
Ногами к разрыву ложись.
На хлеб поднимаются цены
И падают цены на жизнь.

Нет зрителей - все мы актёры,
Чужих постановок рабы.
Приветствую вас, режиссёры,
Хозяева нашей судьбы!

Пытаюсь придумать название повести...

Рабочее - "Насельники с Вороньей реки" - мне не очень нравится. Если по смыслу - то "Сказка про Ничего". Но меня терзают смутные сомнения, что черпанул я идею из названия фильма "Сказка про Темноту"....
Которое тоже рабочее, хи...

Вы будете смеяцца - но снова "1612"!

Навеяно вот этим постом   baxus 
Как-то до меня дошло, ЧТО мне напоминает это кино.
Раньше пару похожих фильмов снял Гениальный Актер и Гений Режиссуры Жан-Клод Ван Дамм. С собой, любимым, в главной роли, что характерно.... Причём фильмы у него были по-детски просты и незатейливы - видно было, что Гений упивался процессом, при этом черпал вдохновение в переложенном в виде комикса "Острове Сокровищ". "А вот - ператы! А вот - солдаты ператов мочат! А на помощь ператам прибегалло племя людоедов жутких! А вот я, на ручном слоне с саблей"!
Интересно, что кто-то из комментаторов говорит - ну, а что такое - история одного чела на фоне времени...
И вот что мне сразу в голову приходит.
Да, естественно, польские экранизации "Потопа" и "Пана Володыевского". тоже - "история одного чела" на фоне эпохи... А ведь великие фильмы.
И помните чем трилогия у Сенкевича заканчивается?
"Писано для укрепления сердец".
И ведь трогает, да...
А здесь - ну, вот, вандаммщина в чистом виде.

Насельники с Вороньей реки. Фрагмент. Про воровство.


Отделение милиции в посёлке Бычье Куйло помещалось в обычном двухквартирном бревенчатом доме. Одна часть его представляла собой собственно отделение, вторая была камерой предварительного заключения и складом всяких необходимых для северного полицейского участка шмоток – снегоходов, лодочных моторов, вёсел, резиновых лодок, палаток, спальных мешков, рюкзаков, вьючных сумок, сапог, валенок, унтов, сетей, банок для икры и контейнеров для рыбы и мяса. На самом деле, в юрисдикции обитателей этого домика находилась территория, площадью с полноценную европейскую страну не последнего десятка – не какая-нибудь там Голландия или Албания, а полноценная Чехия или Австрия.

Проблема заключалась в том, что найти для этого домика постоянного обитателя было очень сложно. Распределённые в это, с какой стороны не глянь, глухое место, выпускники той или иной школы милиции, с ужасом оглядевшись, или срывали с себя погоны, уходя всеми правдами и неправдами в отставку; или облагали местное население неслыханными поборами, дабы с помощью обильных приношений обеспечить себе в кратчайшее время перевод в другое место. Поэтому большую часть времени домик отделения вместе с КПЗ и складом стоял под замком, а правосудие осуществлял приезжающий в село пару раз в год по собственным охотничьим надобностям оперуполномоченный из районного центра, капитан Свиридов.

 

Collapse )