December 24th, 2008

Еще про кризис.

Вернее, не про него, а про конторки всякие, которые наплодили в нулевых, при полном изобилии. Работал я тогда в такой конторке. Исполнительным директором, ога.
Страшно она меня удивляла.
Офис - 70 квадратов в гостинице, матчасть - папанинцы позавидуют, два специалиста, секретарь, водитель, бухгалтер, склад. С двенадцатью рабочими.
И всё я не понимал хозяина, который время от времени заходил в офис и озабоченно говорил - может, тебе еще кого-нибудь в помощники взять? Сидишь, видишь ли, до 12 ночи (а контора туристская, там иначе нельзя, временные пояса, хуле).
Вот, думаю, если бы хозяином был я, выгнал бы всех специалистов, завхоза, оставил бы лишь двух рабочих на складе, себя, любимого, и секретаря. Которую бы специалистом сделал.
Прошло время. Расстались мы с конторой.
Но время от времени встречал я того, кто мной воспоследовал. Страшно он пыжился и на меня свысока глядел.
Ну, какой ты был, директор, вон у меня сейчас питьдисят человек работают...
А я ж точно знаю, что ему их занять нечем.
Потому что если мы какие деньги и зарабатывали - то только тогда, при мне, когда численность минимальной была. И то ее можно было вчетверо "оптимизировать".
Ибо контора та деньги не зарабатывала, а была привеском еще к одной конторе, а та - еще к одной, и не знаю я, куда это дальше шло.
Перспективный проект назывался. Вот,дескать, прочухают американцы, французы, японцы, как у нас всё хорошо, ринутся на нашу дальневосточную землю. А тут - на тебе, уже готовая контора стоит туристическая! В питьдисят человек!

К чему это я?
Да вот на днях кончилась эта контора. Закрыли. Совсем.

А мне грустно почему-то...

А.Городницкий. Бахайский храм

У вершины Кармель, где стоит монастырь кармелитов,
У подножья ее, где могила пророка Ильи,
Где, склоняясь, католики к небу возносят молитвы
И евреи, качаясь, возносят молитвы свои,
Позолоченным куполом в синих лучах полыхая,
У приехавших морем и сушей всегда на виду,
Возвышается храм новоявленной веры Бахаи
Возле сада, цветущего трижды в году.

Этот сказочный храм никогда я теперь не забуду,
Где все люди живут меж собой в постоянном ладу.
Одинаково чтут там Христа, Магомета и Будду,
И не молятся там, а сажают деревья в саду.
Здесь вошедших, любя, обнимают прохладные тени,
Здесь на клумбах цветов изваянья животных и птиц.
Окружают тебя очертания дивных растений,
Что не знают границ, что не знают границ.

Буду я вспоминать посреди непогод и мороза
Лабиринты дорожек, по склону сбегающих вниз,
Где над синью морской распускается чайная роза
И над жаркою розой небрежно парит кипарис.
Мы с тобою войдем  в этот сад, наклоненный полого,
Пенье тихое птиц над цветами закружится вновь.
И тогда мы вдвоем осознаем присутствие Бога,
Ибо Бог есть любовь, ибо Бог есть любовь.

Праздник для близких

Уже очень давно отношусь к любым праздникам как к повинности. Просто некоторым людям вокруг меня очень хочется праздников. Совершенно не воспринимаю необходимости всем сидеть вместе за столом, съедать за два часа заготовленное за неделю, шутить и смеяться просто потому что календарь показывает то или иное число.