January 9th, 2014

Виктория Гольдовская. К портрету.

Весь от сумы да от тюрьмы,
Вдоль всех дорог — его дорога.
Зеленой Африки холмы,
Тропа свирепых носорогов.

Пылает горная война,
Шумит стоцветная коррида...
Бокалы белого вина
В отелях павшего Мадрида.

Морских скитальцев, поздний труд...
Акулий жир... Свирепый голод.
Зеленый камень изумруд
В тени таинственной гондолы.

Пираты... Выстрел на борту...
Бровей упрямых полукружья.
Любовь... и страх за красоту,
И горький крик: «Прощай, оружье!»

Там кровь стекает со страниц,
Там океанов грозен рокот...
Но за печалью без границ
Мне всюду чудится жестокость.

И все ж портрет в шкафу моем —
Отнюдь не моде дань беспечной!
Котенок... «Кошка под дождем»,—
Звучит в душе моей извечно.

Я вижу: итальянский день,
Затянутый ненастной пленкой,
Так, будто набежала тень
На лоб кудрявого ребенка.

И плющ промокший на стене...
Бормочет что-то смытый гравий...
И плачет женщина в окне,
Как веер, отодвинув ставень.

Далеко, ах, далеко дом,
Страна отважного Колумба!
Здесь дождь... И мокнет под дождем
Котенок, прикорнув у тумбы.

И разве в мире есть друзья,
В хаосе мест, в тоске дорожной?
И ничего сменить нельзя..,
А обсушить котенка можно.

Пусть будет целый мир согрет!
Тепло раздать бы, не жалея...
Из-за стекла глядит портрет
Великого Хемингуэя.

С Новым Годом!

Новый год начинается...
Не с шампанского и курантов.
И не в ночь с 31 декабря на 1 января. И не в ночь с 12 на 13 января. И не в ночь с 30 на 31 января.
А с первого официального документа с подписью, датированного этим годом.

Еще телефонное.

Связанное с недавним дизастером. SMS пришла с Дальнего Востока... "Бери блекберри зет 10 охуенный для тупых и очень благородно только одна симка"...