July 3rd, 2014

Юрий Визбор. В Аркашиной квартире...

В Аркашиной квартире живут чужие люди,
Ни Юли, ни Аркаши давно в тех стенах нет.
Там также не сижу я с картошечкой в мундире,
И вовсе не Аркашин горит на кухне свет.

Неужто эти годы прошли на самом деле,
Пока мы разбирались - кто теща, кто свекровь?
Куда же мы глядели, покуда все галдели
И бойко рифмовали слова "любовь" и "кровь"?

В Аркашиной квартире бывали эти рифмы
Не в виде сочинений, а в виде высоты.
Там даже красовалась неясным логарифмом
Абстрактная картина для общей красоты.

Нам это все досталось не в качестве наживы,
И был неповторимым наш грошевой уют.
Ах, слава Богу, братцы, что все мы вроде живы,
И все, что мы имели, уже не украдут.

Мы были так богаты чужой и общей болью,
Наивною моралью, желаньем петь да петь.
Все это оплатили любовью мы и кровью, -
Не дай нам Бог, ребята, в дальнейшем обеднеть.

В Аркашиной квартире всё бродят наши тени,
На кухне выпивают и курят у окна.
Абстрактная картина - судеб переплетенье,
И так несправедливо, что жизнь у нас одна.

Про оружейные сейфы.

Лет 20 назад было дело. Жил я тогда в Магадане, и случайно оказался в городе летом - тогда это со мной нечасто бывало.

Звонит мне один мой приятель, совершенно чудесный художник и браконьер Андрис В., выходец из Солнечной Прибалтики - и быстро-быстро говорит:

- Слушай, Миша, тут мне один баба сейф отдал. Хороший-хороший, крепкий такой! Его мне до подъезда довезли. теперь надо в квартиру поднять!

Надо сказать. что тогда в нашей магаданской компании бытовала поговорка "наши ниже пятого не живут".

Лифтов в тех домах по определению не было.

Надо сказать, что физику я в школе учил хорошо. И поэтому первый же мой взгляд на крашеного суриком монстра. угрюмо вставшего на коротеньких ножках у подъезда разбудил во мне самые нехорошие предчувствия. Был он всего на голову ниже меня, но шире раз в пять, и мне было абсолютно понятно кто кого одолеет в единоборстве. А еще у него из середины дверцы торчало массивное железное колесо - с половину корабельного штурвала.

Андрис смущенно топтался рядом.

- Ну как? - деланно-безразлично спросил его я.

- Ой, йохайды, - вздохнул он обезоруживающе. - Пошевельнуть не могу...

Я встал поодаль и демонстративно засунул руки в карманы.

- А довезли его как и сгрузили?

- Краном... Но ты не беспокойся, я еще шестерых позвал...

Я мечтательно посмотрел на серую поверхность бухты Нагаева.

- Нахуя он тебе?

- Оружие в нём держать. Потом, смотри, какие понты - он 1956 года! Раритет, понимаишь!

Крыть было нечем.

Приехала бравая бригада нукеров - все здоровенные, а один, Дима Михайлов - тот опытный. И захватил Дима с собой связку стропных стивидорских лент - сделать обвязку, слани из досок и тащить его по ступенькам.

Вспоминаю я это двадцать лет спустя прямо как сейчас - сейф был ебанись какой. И самое страшное случилось на четвертом этаже - когда мы, ввосьмером его - упустили!

Сейф не торопясь соскользнул со строп и звучно впечатался во внешнюю панель на лестничной клетке. Андрис потом божился, что видел, как железобетонная плита выгнулась и спружинила...

Так он потом и продал потом эту квартиру - с сейфом...

Эт я к чему - у меня новоселье скоро)))

Задался вопросом в процессе написания статьи...

ругер
А почему сейчас не делают винтовки для бенчреста с falling block затворами?
Один хрен все бенчрестеры заряжают патроны по одному. А количество чисто механических косяков при запирании у такой винтовки сведено к минимуму.

Какими качествами должно обладать государство-поджигатель Третьей Мировой?

Лишний повод не сходить в кино.