August 5th, 2014

Александр Городницкий. Натюрморты.

Люблю изучать натюрморты —
Хрустальных бокалов игру,
Порядок, недвижный и мёртвый,
Черемухи, яблок и груш.

Смотрю, как в окошко за ставней,
В картинку за синим стеклом.
Весь стол до отказа заставлен,
Но нет никого за столом.

Как будто нас в летнюю пору
Позвал отдохнуть от трудов
Питух, весельчак и обжора,
Хозяин цветов и плодов.

Воспримем всё это за шутку:
Хозяин умён и красив,
Он просто ушёл на минутку,
На пиршество нас пригласив.

На фрукты, кувшины и вазы,
Музейное солнце, свети.
Предметы, не видные глазу,
Я с грустью пытаюсь найти.

Концы и начала историй,
Что бережно прячут года,
О том человеке, который
Уже не придёт никогда.

Когда слышишь...

"Все меня, бедненького, кидают", то воспринимаешь это примерно как "Все меня почему-то бьют по роже".
А я изначально сразу в таких случаях думаю - может, дело не во "всех", а в роже?

Дальневосточник в Африке.

моя фанза.jpg

Недавно я подумал, что если бы в 1974 году, когда я впервые читал книгу Дж.Хантера «Охотник», мне бы сказали: определи-ка, какое событие вероятнее – в 2014 году ты полетишь на Марс в составе научной экспедиции или поедешь на сафари в Африку, – я бы со стопроцентной уверенностью ткнул пальцем в Марс.

И, как уже поняли, ошибся бы.

Потому что Марс и ныне там, в недосягаемой дали, и живой человек до него пока не добрался, а вот поездка на сафари в Африку стала для россиянина, хоть и экзотикой, но, тем не менее, экзотикой вполне бытовой, что ли.

Эта поездка была оплачена журналом – ибо высшее руководство решило, что не может главный редактор нормального охотничьего издания ну вот ни разу не побывать в Африке.

Местом для поездки были выбраны угодья Africam Safaris, широко известные в узких кругах как «Русский Камерун» – единственная российская концессия (на тот момент – сейчас к концессионерам добавился украинский собственник) в Западной Африке.

Я – простой парень с Дальнего Востока, и мне во всем чудился дальневосточный колорит. Дуала (второй по размерам город Камеруна) очень живо напомнила мне Владивосток – как теплым жарким воздухом, так и общей замусоренностью. Надо сказать, что ассоциации с юго-западным Приморьем, где мне пришлось два года работать в заповеднике «Кедровая падь», у меня возникали не раз и не два, и я буду в нужный момент тыкать в них пальцем.

И надо обязательно сказать, что над всем этим плыл запах Африки – пряный, густой и жаркий, видимо, не похожий ни на какой другой в мире…

Collapse )

Опубликовано в "Русском охотничьем журнале", №8, 2014.

Альбом с фото из Камеруна - здесь.

Феномен Валленштейна.

wallenstein
Читая "Тридцатилетнюю войну" Веджвуд (а решил перечитать, путешествуя по памятным местам оной в Германии-Австрии) не мог не задуматься о феномене Валленштейна. Вот человек - в буквальном смысле - из грязи в князи, объединил четверть Европы, причём не военным талантом - с ним как раз у него не вполне понятно; а талантом административным - а вот решающего шага так и не сделал.
То есть - не отложился от Империи. А ведь мог... Причём в те времена и прокатило бы это - стал бы даже не курфюрстом, а императором Восточной Европы.
Не захотел.
Протянул до последнего, пока не стало поздно.
А ведь вся восточноевропейская история могла пойти другим путём.

Кстати, пост о доме Валленштейна - здесь.

Тридцатилетняя война. Об армиях.

ландскнехт

Снова цитирую Веджвуд.

"Проблема наемных армий всегда была непростой, а в последнее время стала чрезвычайно острой и доминирующей. С ними теперь надо было обращаться с особой осторожностью и вниманием, как с любым политическим союзником. Это почувствовали и имперские правители в Вене, организуя заговор против Валленштейна, и протестанты на переговорах, погасивших мятеж в 1633 году.

Рост национализма меньше всего касался армий. Особым патриотизмом отличалась шведская армия, но от него почти ничего не осталось, когда ее разбавили многочисленные германские и другие иностранные рекруты. Чувство национальной гордости было присуще некоторым испанским полкам, его проявляли и французы, однако большинство воинов всех армий, сражавшихся в 1634 году, считали себя просто солдатами. С обеих сторон воевали представители самых разных национальностей. Среди тех, кто подписал Пильзенский манифест, были шотландцы, чехи, немцы, итальянцы, фламандцы, французы, а также поляк, хорват и румын. Шведскими командующими в разное время служили гессенский наемник Фалькенберг, богемский мятежник Турн, поляк Шаффлитский, шотландцы Рутвен и Рамсей, нидерландец Мортень, француз Дюваль. Офицерами шведской армии были ирландцы, англичане, чехи, поляки, французы и даже итальянцы. В баварских полках можно было встретить турок, греков, поляков, итальянцев и наемников из Лотарингии. В протестантских войсках воевали католики, а в католических — протестанты. Однажды имперский полк поднял мятеж, протестуя против мессы.
Collapse )



Собственно говоря, именно этому явлению и обязана своим возникновением Украина - которая создалась в результате бунта казаков, желавших служить в войске польского короля против польского короля за право служить в его войске...