November 16th, 2014

Александр Городницкий. В этот край, навек запавший в сердце...

Этот край, навек запавший в сердце,
Где метели буйствуют, метя,
Что здесь привлекало иноверцев,
Иноземцев, инопланетян?
Капища с лесными Перунами?
Чёрная задымленная клеть?
"Приходите и владейте нами", —
Не дай, Боже, вами володеть!
Ремешком перепоясать лоб свой,
Тощие выпрашивать куски,
И вкусить от вашего уродства,
Злобы неоглядной и тоски.
Разговоров о Четвертом Риме,
Утвари соборов и палат.
Всё, что есть хорошего, отринут,
Прогуляют, выкинут, спалят.
А потом, смирив на время норов,
Будут снова в поисках идей
Приглашать заморских гувернёров,
Пастырей, строителей, вождей.
Так злодей, глаза потупив чинно,
Топоры упрятав под рядно,
В дом зовёт заезжего купчину,
Где уже отравлено вино.
И храпит от ярости и боли
Седоком не укрощённый конь,
И кружится над Москвою Боинг
Бабочкой, летящей на огонь.

Каждое ружье - это вызов...

Austrian-Fuchs-Fine-.416-Remington-Magnum-Double-Barreled-Bolt-Action-Rifle
Опубликовано в "Русском охотничьем журнале".

Когда N-е количество лет назад я увидел в журнале «Основной инстинкт» фотографию двуствольного магазинного карабина и прочитал о нем несколько строк, то сразу же посмотрел на обложку.

Нет, не апрель. Розыгрышем, вроде как, это быть не должно.

Смотрю характеристики. Патрон - .570 NE.

Как нынче модно говорить – вау!

Ну, естественно, за все приходится платить – и массой оружия в том числе.

Поцыкал я языком на замысловатое европейское диво и… запомнил!

Прошли годы. Вообще-то, прошло довольно много лет. И вот я стою перед высоким, подтянутым сероглазым мужчиной с легкой сединой в волосах – Герхардом Фуксом. И задаю ему идиотские, но, тем не менее, необходимые для интервью вопросы.

Вроде – а почему он взял – и стал оружейным мастером? Мог ведь человек, например, шнапсом торговать, или кукурузу выращивать? Вот чего ему именно оружейное мастерство вштырило?

Collapse )

Следы с точки зрения путешественника.

дорожка.jpg

Из "Книги путешественника".

Когда говорят о следах, с которыми встречается путешественник на тропе, то обычно имеют в виду следы животных – как тех, которые можно использовать в пищу, так и тех, которые представляют угрозу для жизни. На самом же деле следы оставляет очень много природных явлений, и их правильное толкование может очень сильно облегчить жизнь путнику практически в любых природных условиях. Поэтому, рассказывая о следах, я упомяну следы геологических явлений, следы воды, следы человеческих стоянок и даже следы… ветра.
Собственно говоря, внимательное отношение к следам является одним из основополагающих навыков путешественника, который позволяет ему получать информацию о пути и делать из этой информации выводы.

Следы животных.
Collapse )

Минералогический музей им. А.Е.Ферсмана. Часть 6.

Вот чего я искренне не люблю - это когда совершенные произведения Природы тупые и жопорукие потомки австралопитеков поганят своими трясущимися ручонками. Но так как моя точка зрения  диаметрально противоположна общественной, показываю испохабленные камни из музея минералогии тоже.

Это заготовка яйца Фаберже для царя Николая к 1917 году. Государь император к 17 году получил другой "подарок", а это так и осталось в закромах Родины.

FullSizeRender (1).jpg

Collapse )