February 13th, 2015

Юрий Визбор. Синие снега.

Ты уйдешь усталая,
Слов не говоря,
И погаснет алая
Зимняя заря.
И дорогу ровную
Заметет пурга,
Злые подмосковные
Синие снега

Будут ночи черные
Мчаться без следа,
Как туманы горные,
Будут плыть года.
Но любовь зачалена
Навсегда моя
На крутых, отчаянных
Мертвых якорях.

Ты не пишешь писем мне,
Телеграмм не шлешь,
В неизвестной стороне
Без меня живешь.
Но однажды вечером,
Сердце потеряв,
Ты поймешь, как мечется
Алая заря.

Мой характер ангельский
Ты тогда поймешь.
Прилетишь с Архангельска,
С Воркуты придешь.
На дорогу ровную
Не мети, пурга,
Стайте, подмосковные
Синие снега.

Могултай про Русь и русь.

Sviatoslav1-e1348055051789(1)

В связи с лекциями по ист. географии не устаю удивляться тому, как все-таки веками может вцепляться научное сообщество в псевдопроблемы по инерции - шииты с суннитами могли бы одобрительно покачать головой в честь такому упорству. Я в очередной раз про великую прю по происхождению термина "Русь" и руси вообще.

Уверен, что если бы не было почти 300-летней инерции препираний на эту тему, а историки сейчас этот вопрос осваивали с нуля, - они вообще не увидели бы здесь какой-то проблемы.
...
Но почти 300 лет назад некие граждане, по тому времени крупнейшие авторитеты, по нынешнему - почти ничего не знавшие о предмете, сделали из этого вопроса площадку для ристалищ на тему о том, способны ли славяне к госстроительству, или ими должны руководить германцы (что для самих спорщиков имело еще более узкое и личное значение, потому что в действительности для них этот вопрос звучал так: правильно ли в Академию натащили немцев и дали им все ключевые места, или стоит природных русских продвигать?) - и пошла писать губерния.

"Сибирская книга". Страна ламутов. К "Последнему морю"-3

Илл.7_Стадухин_превью.jpg

Иллюстрация nikkolainen

Однако, вернёмся к Охотскому побережью.

В 1647 году отряд десятника Семёна Шелковника численностью сорок человек, был отправлен к Ламскому (тогда ещё!) морю по считавшемуся испытанным пути через перевал на реку Улью. Очутившись же на побережье, он двинулся не на юг (где располагается глухой и протяжённый Приморский хребет, закрывающий морское побережье), а на север, где и построил зимовье в устье реки Охоты. По именно этому зимовью и получило Охотское море своё нынешнее название.

История создания и защиты Охотского острога не менее эпична, чем история защиты Трои. Острог осаждался буквально тысячами местных жителей. Здесь надо сказать, что Семён Шелковник попал в десятку – там, где встал тын его крепостцы, располагалась одна из богатейших «рыбалок» местного населения, стягивавшихся на устья нескольких нерестовых рек с огромной площади – вот она «налогооблагаемая база населения»! Но как раз эта «налогооблагаемая база» и не торопилась менять свой привычный образ жизни и из вольных охотников и рыбаков превращаться в приносителей ценного меха для какого-то неведомого белого царя. Кроме того, для того, чтобы эту самую «налогооблагаемую базу» расширить ещё более, Шелковник разделил свой отряд, и другая группа казаков, во главе с Ермилом Васильевым и Алексеем Филипповым отправилась дальше, на север. Отряд Филиппова достиг Ини и Мотыклейки. На Ине 28 июня 1648 г. имели столкновение с ламутами: «на Ине реке на устье сидячих людей было ста с три и больше, и на той реке тебе, государю, мы, холопы твои, служили, и с теми многими иноземцы билися, не щадя голов своих». Ламутский приступ был отбит и казаки двинулись дальше. В устье Мотыклейки, на восточном побережье п-ова Хмитевского, в августе 1648 года странники-завоеватели построили укреплённое зимовье. Попытка завязать мирные отношения с жившими поблизости ламутами успехом не увенчались. Около пятисот человек ламутов начали осаду зимовья с двадцатикратно меньшим гарнизоном. Осада перешла в штурм и казакам с огромным трудом удалось его отбить «они де, служилые люди, с теми тунгусами бились и одолеть де их не могли, потому что место многолюдно, а служилых людей немного». За всё время путешествия погибло в боях Филиппов потерял девять человек (трое погибло, шестеро умерло от болезней). Тем не менее, филипповцы собрали огромный ясак и вернулись к Шелковнику весной 1651 года.

Естественно, такое расширение экспансии (причём, микроскопическими по любым масштабам силами) вызвало эффект, сходный с тушением открытого пламени нефтепродуктами.

Collapse )

Продолжение следует

Ещё про "Территорию". Ничего личного.

Вот сейчас подумал, что надо сходить. Из узкопрофессиональных соображений. Просто я свару вокруг "Территории" я видел в очень многих аспектах едва ли с момента выхода этой книги.
Да, в общем-то, с момента - родители меня как раз привезли в Магадан и книга тут же стала объектом интенсивнейшего обсуждения старшего поколения - которое лично принимало участие в событиях 15-20 лет назад, и прекрасно помнило всех участников (а в ряде случаев ими и было).

И если я не увижу эту её часть - картинка будет неполной.

Сцены насилия в искусстве - это ментальная дрочка людей, которые испытывают в этом потребность.

336319_89864-670x400x

В этом отношении гениальным ходом было переключение акцента на орков - которые квинтэссенция "плохой" расы. Потому что хорошими они по определению быть не могут.

Туда же - негуманоидные агрессоры в космических сагах.

Но по большому счёту это всегда педалирование одного и того же чувства - удовольствия человека при виде того что кого-то мочат.

Блин, в этом отношении "Хоббит: битва пяти войск" просто химически чистый образец.

Ну, а компьютерные игры - просто шаг глубже в ту же сторону.

Есть у меня к одной европейской стране совершенно иррациональное предубеждение.

Вот у всех - к паукам и змеям.

А у меня - к Румынии. И даже к слову "Румыния" как таковому.

Во, напечатал - уже боюсь.

Вот все ассоциации - ночь, Дракула, вампиры. Плюс казахская деревня откуда Борат. Плюс пару раз румынских философов встречал на изогнутом жизненном пути. Румынские философы  похлеще польских.

Но философы - это ерунда. Главное - сама ассоциация со страной. Вот скажут мне - человек - молдаванин. И ничто не шевельнётся. Хотя по сути тот же р... Ну, вы поняли.

А как скажут - вот этот самый - так мне сразу - страх тьмы, окровавленные клыки из милого женского ротика, морщинистые кожаные крылья за хрупкими женскими плечами, волкообразные чудовища, скачущие из канализации.

И в ресторан румынский я если и пойду - то под страхом смертной казни. Ибо в подкорке у меня заложено, что в румынском ресторане не я буду есть, а меня. Точнее даже - пить.

А вот храбрая zabriski пошла. И даже репортаж написала.

Толко я его читать не стал. Страшно...

14 февраля маразм крепчал и танки были быстры...

- в Риме вздёрнули попа-расстригу, некоего Валентина, тайком проводившего обряд вечания без государственной лицензии. Времена были относительно гуманные, при Никоне - сожгли бы в срубе. Самое забавное - сейчас день его удавления праздновают как самое что ни на есть мимими;

- два круля - Людвиг Немецкий и Карл Лысый помесили расход на римской фене, А так как оба вора былди авторитетные, то римскую феню во франкском крульстве приняли государственным языком. Каким она и по сю пору остаётся;

- в старинных хрониках впервые помянули Литву. В связи с пивом, естественно;

- в славном городе Страсбурге сожгли 900 евреев, больше тыщи других грохнули просто так. Тренировались перед 1930-ми, не иначе;

-  королевич Владислав по законному договору с боярами получил звание московского царя, кое с гордостью носил чептверть века. Другое дело, что подданные о том в подавляющем большинстве не ведали;

- минхерц Питер предпринял попытку вырастить анаши для собственных нужд, зачем и основал аптекарский огород;

- а накурившись ею, принял решение упразднить давно путавшееся под ногами патриаршество и учредить вместо непонятной неправительственной организации (все, суки. небось, шпионы грецкие) нормальную госструктуру - Синод;

- аборигены съели Кука;

- славный адмирал Джервис победил даго при Сент-Винсенте;

- бунтанули сербы против турок;

- Белл изобрёл подлинно шайтан-машину - телефон;

- подлые красные палачи оккупировали второй по величине город Дальневосточной Республики - Хабаровск;

- спущена на воду Надежда Рейха - линкор "Бисмарк". Фрицам бы ещё таких... Три десятка. Тогда б чего-нить, м.б. и выгорело. Не раньше;

- в Кабуле зарезали посла США. Не по злобе, чисто так, на всякий случай, как у местных принято;

- Аятолла Хомейни сделал салмана Рушди миллионером. приговорив того к смерти. Книги его мгновенно вышли баснословными тиражами и на всех языках мира. Эх, меня бы кто так...

Родился султан Бабур, зарезавший народа немногим менее чем Чингис-хан.