April 15th, 2015

Евгений Рейн. Иосифу Бродскому.

Придет апрель, когда придет апрель
Давай наденем старые штаны,
Похожие на днища кораблей,
На вывески диковинной страны.
О, милый, милый, рыжий и святой,
Приди ко мне в двенадцатом часу.
Какая полночь, боже, как светло,
Нарежем на дорогу колбасу,
Положим полотенца под конец.
Какое нынче утро нас свело!
Орган до неба, рыжый органист
Играй мне в путь, пока не рассвело.
Так рано до трамваев и авто
Мы покидаем вялый городок,
Та жизнь уже закончена, зато
нас каменный ласкает холодок.
Какое путешествие грозит,
За черной речкой бледные поля,
Там тень моя бессонная сквозит,
Верни ее - она жена твоя.
Садись-ка, рыжий; в малый свой челнок,
За черной речкой тьма и черный свет,
За черной речкой там черным-черно,
Что одному пути обратно нет.
Я буду ждать вас, сколько надо ждать,
Пока весло не стукнет по воде,
Я буду слезы жалкие глотать
И привыкать к послушной глухоте!
Но ты вернешься, рыжий, словно пес,
Небесный пес, карающий, гремя.
"Я нес ее - ты скажешь, - слышишь, нес,
Но нет ее и не вини меня".
Тогда пойдем вдоль этих тяжких вод
Туда, где по рассказам свел господь
Людей-енотов, ящеронарод
И племя, пожирающее плоть.

Бензопила "Дружба".

Скажите, а в честь какого события самая известная бензопила советского времени была названа "Дружбой"?

В честь Игр Доброй Воли в Москве.
22(18.2%)
В честь полёта в космос монгольского космонавта Жугдэрдэмидийна Гуррагча
13(10.7%)
В честь освобождения Вены от немецко-фашистских войск?
1(0.8%)
В честь 300-летия воссоединения Украины с Россией?
58(47.9%)
В честь ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан.
4(3.3%)
В честь соревнования лесорубов в Висконсине в 1968 году, на котором победила советская команда.
20(16.5%)
В честь издания Франциском Скориной Библии на белорусском языке.
3(2.5%)




Предупреждаю - от использования гугла дохнут котята и преждевременно стареет кожа!

О конъюктуре.

Должен сказать, что конъюктурными чаще всего бывают произведения, когда художник пытается что-то донести, так сказать - "сказать", прошу прощения за дурной каламбур, читателю, зрителю, слушателю.

Даже не чаще всего, а всегда.

Впрочем, что не исключает и конъюктуры в творениях человека, которого тупо "прёт" и "не сказать" он не может, ну хоть что.

И всё это вместе не исключает бессмертия у совершенно конъюктурных вещей - как например, " Хитроумный идальго дон Кихот Ла Манчский".

Чотаржу.

Интересно, сегодняшний день я открыл стихотворением Евгения Рейна...

Великие светочи пост-сов.интеллигенции опять не поняли друг друга

В 2005 г. покойное РАО "ЕЭС России", сиречь вполне живой т. Чубайс учредили ежегодную премию "Поэт" на предмет ежегодного поощрения поэтов. Поскольку сам Чубайс, видимо, не претендовал на особые дегустационные способности по этой части, то учредил он это премию совместно с Обществом поощрения русской поэзии, которое и обеспечило жюри. Комсостав Общества и жюри по состоянию на недавнее время см. тут: http://www.poet-premium.ru/uchrediteli.html ; о премии см. там же: http://www.poet-premium.ru/ , причем Общество поощрения здесь благодарно упомянуло, что премия возникла по инициативе "Анатолия Борисовича Чубайса", и дало почему-то от этого именования гиперссылку на сайт Анатолия Борисовича. Существеннее всего сумма: полтора миллиона рублей; есть за что сказать спасибо Борисовичу, хотя, конечно, деньги не очень большие. Устная проза более талантливых людей, чем поэты, в РФ оплачивается намного дороже: эс-эр Пономарев за пару часов "лекций" получил 700 тысяч долларов от "Сколкова" (примерно 25 премий "Поэт" по нынешнему курсу), но ведь, согласимся, и лекции те были ого-го! Премия "Поэт" не делится и ежегодно присуждается лишь одному человеку. За кончиной РАО ЕЭС России платит ее теперь "фонд Достоинство" / Леонид Гозман - в общем, чистота рядов, из которых тянется нескудеющая рука дающего, соблюдена.

И вот свершилось: сообщают, что в этом году премию оную присудили Юлию Киму, а Кушнер и Рейн так разгневались, что в знак протеста и вовсе вышли из жюри. Впрочем, они оба уже успели побывать лауреатами, а премию два раза одному лицу по уставу не дают, так что они оба ничего не потеряли (список лауреатов см.: http://poet-premium.ru/laureaty.html ; надо сказать, что список лауреатов, кроме нынешнего Кима, полностью входит в список членов самого жюри, что, впрочем, неудивительно: кому и судить высшие достижения русской поэзии, - именно за них дают означенную премию - как не самим носителям оных достижений? Согласно принятой там системе, кстати, лауреат одного года становится председателем жюри в следующем году).

...

Надо сказать, что у Рейна очень прихотливый вкус: в отличие от стихов Кима (не то чтобы я сам был их поклонником), стихи покойного Туркменбаши он оценивал совершенно иначе: ("Многоуважаемый Туркменбаши! Ваши стихи о матери, о нравственной чистоте («юношам - честь, девушкам - стыд»), о миропорядке в семье и в государстве стали в современной туркменской жизни светскими молитвами. Сегодня литература теряет свою прежнюю силу. В такое время издание книги Ваших стихотворений на русском языке поднимет значимость поэзии. Байрам хан и Алишер Навои принадлежат истории не только как выдающиеся государственные деятели, но и как первостепенные поэты. Сегодня такое счастливое сочетание еще важнее. Издание Вашей книги нам представляется в переводах лучших русских мастеров слова, которые еще остались, хотя их уже немного"). /*/


Вопчем, Саша Могултай wyradhe сделал мой день, как это сейчас говорится...

Музей Царевны-лягушки в Ростове.

Вот что мне понравилось в нонешней поездке в Ростов - так это выдумка местных жителей. Там огромное изобилие всяких самопальных музеев, музейчиков и музеюшечек, из которых мы не посмотрели и одной десятой. Но вот сюда, в музей Царевны-Лягушки, мы ехали совершенно целенаправленно.

IMG_0545.JPG

Располагался там некий погорелый дом, который восстановили, сделали внутри что-то типа хостела, а на первом этаже поместили сказку.

IMG_0556.JPG

Сказку, конечно, несколько адаптировали к местным условиям, рассказав про племя меря (тут мне почему-то вспомнились меря-сепаратисты), у которых лягва была одним из тотемов, Петра Первого, искавшего место для своего потешного флота, татаро-монгол и Василису Премудрую.

Но и это тоже было очень мило и приятно - попытка на ровном месте сформировать настоящий туристский кластер.
Collapse )

Молодцы люди. От слова "совсем". Респект и уважуха.

Книги, которые... Ч.3.

На более поздних курсах тотального обучения русско-французские авторы у меня как-то массово сменились англоязычными. Вот, в частности, много бродил у меня по всяким дорогам (а именно тогдав я пережил их немало) томик Олдингтона "Смерть героя". Вы ж еще не забывайте - советская власть в самом соку, никто ни о какой перестройке не помышляет, в книжных магазинавх сплошняком какие-то Зириньши и Оолээмяэ, даже Бондарев с Беловым и Абрамовым были в дефиците - читайте что напечатали!

Вот и напечатали Олдингтона "Смерть героя", которая мне совсем не "вкатила", но кое что интересное я в ней почерпнул, и в итоге пришёл к Киплингу.

Ну, я изначально, в ТЗ к этой серии постов написал, что рассказываю я про fiction, потому не буду повествовать как искал все переведенные на русский стихи Киплинга. А вот что вспомню - так это то, что взял я тогда у моих выездных (хехе, помните, была такая идиома?) приятелей "Кима" на языке оригинала - но не по зубам мне это оказалось тогда, знакомство с "Кимом" отложилось лет на восемь. С другой стороны (друзей у меня было много и библиотеки у всех - разные) попал мне тогда роман Киплинга "Свет погас" в дореволюционном издании - и понял я, что тот "Свет погас" кроет оного Олдингтона, с которого всё начиналось, как бык овцу.

Но я продолжал запоем читать все доступные мне книги сколько-нибудь понравившихся авторов, и Олдингтон был признан "ограниченно годным", а не негодным вовсе. И потому следующая его книга "Все люди - враги" произвела на меня очень большое впечатление. Впрочем - было мне тогда чуть за двадцать, и пишу я эти строки исходя из моего тогдашнего мироощущения.

Кстати, именно на Олдингтоне я с интересом познакомился с феминизмом в том виде, в каком он произрастал в тогдашней Англии; и с другим взглядом на рабочее движение.

Книги в то время у людей жили "Собраниями сочинений", полученными по подписке на предприятиях или еще как-то; и в какой-то степени служили мерилом состоятельности и достаточности. Поэтому, обычно, если что-то тебя "цепляло", можно было постараться найти собрание сочинений оного автора (если оно, конечно, выходило в СССР) и читать его подряд.

Вот так я рискнул с Фолкнером, и начал с его "Медведя". В медведях я тогда уже кое-что понимал, поэтому не отбросил, как бессмысленный трэш (как это у меня случилось с Буссенаром, когда я понял, что знания об оружии им почёрпнуты сугубо из справочников), а сделал скидку на то, что речь идёт о мелком и поганом американском чёрном медведе, потому вся эта суета с собаками у них хоть как-то оправдана.

А следующим пошёл уже "Сарторис", который и по сю пору остаётся у меня одной из любимых книг американской литературы. Все остальное у Фолкнера, как ни странно, промелькнуло как-то бледненько.

С чем же у меня никогда не срасталось - так это с Хэмингуэем. Которого я подцепил "паровозиком" с Фолкнером и Фицджеральдом, и от которого ну ровным счётом у меня ничего не осталось. Ни тогда, ни в гораздо более зрелом возрасте, когда ото всех слышалось, что Хэмингуэй - это must, "мастее" не бывает.

Только очень-очень значительно позже я сверил по "Зелёным холмам Африки" отношения в трофейном лагере - ну да, та же муйня, что и везде, ничего нового...

Примерно в то же время я заглянул в Голсуорси. Как ни странно, из всей серии мне больше всего понравился "Конец главы", который, собственно, не совсем Форсайты; а уж потом - "Современная комедия". Всё остальное я практически не прочувствовал, а к "Концу главы" возвращался не раз, и, в довольно зрелом возрасте. А ещё почему-то мне очень нравились критические статьи Голсуорси.


Be continued...

16 апреля бился народ лбом об стену, бился, но так и не добился полного просветления.

Вот такая вот загогулина.

А случилось о ту пору вот чего:

- жестоковыйные египтяне сразились не менее жестоковыйными хрен знает кем возле Мегиддо, что, вроде как, является первой задокументированной битвой в истории. Кто там кого бил, чем и за что - покрыто туманом Истории. Но факт остался - была битва;

- пала Масада - последний очаг мятежа упорствующих иудеев против законной власти. Ну, дальше рецепт испытанный - территорию окружить грузовиками, автоматчиками с овчарками - и в Биробиджан, на новую родину, рис растить;

- у сербов завёлся "император"! И окаянные разбойники попробовали распространиться по всем Балканам. Ну, ни хрена, турки ещё до вас доберутся;

- кастильские общины показали Карлу V, уже почти что взявшему Бога за бороду где живёт достопочтенная бабушка Егора Кузьмича Лигачёва. В общем-то именно этот пример показал, что выбор у императоров небольшой: либо Гишпанское крульство, либо вся остальная Ойропа;

- только схлынула кастильская смута, так аки злобный клещ под сапогом зашевелился окаянный Мартин Лютер, какового пришлось в нонешний суднопамятный день отлучить от церкви. Чего гнусь не выдержала и основала собственную секту;

- конкистандырь Эрнандо де Лерма основал город Салта в ещё-не-Аргентине;

- доблестные англы одолели Претендента и его гнусных скоттов в битве при Каллодене, что, безусловно, стало положительным явлением в истории, ибо вызвало к жизни массу жалостливых литературных произведений (см. "Уэверли");

- Наполеон по следам Ричарда Львиное Сердце обломал зубишки об Аккру;

- Бэт Мастерсон, великий журналист, последний раз участвовал в перестрелке в Додже;

- Алоизыч привез Ленина в пломбированном вагоне в Москву на пакость большевикам. Ах, не Алоизыч, а Вилли, и не в Москву, а в Санкт-Петербург, и не большевикам, а кузену Ники? Один хрен - немцы подгадили;

- гнида-Ганди бунтовал в каких-то местах с непроизносимым названием;

- "Заутреня в Рапалло" - две страны-изгоя - Германия и... как их там? договорились о вечной дружбе в деревне Рапалло. Интересно, а кто у кого угробил 20 миллионов 23 года спустя?

- Бернард Барух ввел термин "Холодная война" в обозначение состояния между Востоком и Западом. По сю пору длится, чо;

- крушение парома "Севоль".

Бунтовали: ляхи, индейцы, и негры во главе со своим вновь назначенным вашингтонским обкомом вождём - Мартином Лютером Кингом.

Родились: Иоанн II Добрый (вот кого б удавить во младенчестве!); Джон Франклин, тот-которому-не-повезло; Джордж Бингэм, граф Лукан (ещё один конченый идиот на командном посту); Гай Бёрджесс, шпиён; и, чтоп разбавить компанию этих гнусных неудачников - Элис Дарбру, девушка!