June 14th, 2015

Александр Городницкий. Пиратская.

с винчестером.jpg

Пират, забудь о стороне родной,
Когда сигнал "к атаке!" донесётся.
Поскрипывают мачты над волной,
На пенных гребнях вспыхивает солнце.
Земная неизвестна нам тоска
Под флагом со скрещёнными костями,
И никогда мы не умрём, пока
Качаются светила над снастями!

Дрожите, лиссабонские купцы,
Свои жиры студёные трясите,
Дрожите, королевские дворцы
И скаредное лондонское Сити, —
На шумный праздник пушек и клинка
Мы явимся незваными гостями,
И никогда мы не умрём, пока
Качаются светила над снастями!

Вьёт вымпела попутный ветерок.
Назло врагам живём мы, не старея.
И если в ясный солнечный денёк
В последний раз запляшем мы на рее, —
Мы вас во сне ухватим за бока,
Мы к вам придём недобрыми вестями,
И никогда мы не умрём, пока
Качаются светила над снастями!

Генерал Пепеляев.



В приключенческом романен "Береговой клиф", который публикуется в "Русском охотничьем журнале" время от времени фигурирует авантюра некоего генерала Пепеляева.

Небольшой общеобразовательный очерк можно найти здесь.

Попутно можно попробовать погадать, за каким кладом гонится по берегу Охотского моря вся родня пленного австрийского пулемётчика...

Ещё одно фото нашего Millenium Falcon.



Собственно, это и есть классический варенный-переваренный залатанный шаркет с дизелем 3Д6 - самое распространенное транспортное средство на Охотском побережье - от Северо-Эвенска до Чумикана.

Да, именно на таком суденышке спасались от кровавой гэбни мои герои в "Жёсткой посадке", путешествовал стажер Вадим в "Хрониках разрушенного берега", эмо Павлик в "Господи, я иду"......

А уж сколько я на них проходил - затруднюсь сказать.