August 4th, 2015

Владимир Туриянский. Ноктюрн.

Ох, да смутно мне, да ох, невесело,
Ветер дует все верховой.
А на улице ночь белесая
Над белесой стелется мостовой.

Над мощеною серою площадью,
Прислонившись спиною к луне,
Медный всадник с медною лошадью
На финляндском спит валуне.

Спи, головушка, спи, залетная,
То твоя ли боль, что сказок нет с концом?
Вроде очередь пулеметная -
На Дворцовой что ль по стене свинцом?

Да то за стенкою машинка швейная -
Эх, заботушка, все шитье, шитье -
И строчит, строчит, как в истерике,
То ли саван шьет, то ли что еще...

А по ком звонит ночью колокол?
Успокой наши души, Господи...
Он звонит, звонит: ми, си-бемоль -
О расстрелянных ночью во поле.

Ох, да смутно мне, да ох, невесело,
Ветер дует все верховой.
А на улице ночь белесая
Над белесой стелется мостовой.

Маршрут до работы. Окончание.

Продолжаю выкладывать фото маршрута "дом-работа" на велосипеде.

Выезд из "дикого парка" характеризуется продолжительным и энергоёмким тягуном...

IMG_2029.JPG

Мимо ворот усадьбы Свиблово...

IMG_2030.JPG

Дальше выезд во дворы Лазоревого проезда.
Collapse )

Про "золотую молодёжь" конца 80-х.

В конце 80-х годов я многократно сталкивался с феноменом "отдыхающей молодёжи".

Обычно это были дети кавказских цеховиков ("Где Твой сын, Гоги? - Как где - на "Шота Руставели" - отдыхает! Мы всю жизнь работали, пусть дети за нас отдохнут"!); но явление было вполне распространено и среди отпрысков номенклатуры и профессуры, сидевшей на "хлебных" местах (связанных с приёмными экзаменами, то есть).

И, в общем-то, эти люди, насколько я помню, больше ничем кроме "отдыха" и не занимались. Просто не понимали этого.

Так вот, у меня вопрос - кто-нибудь знает что с ними массово случилось в 90-е?

Или накопленные в советское время авуары были столь значительны и столь хорошо размещены (а я этого не исключаю - много по-настоящему богатых людей имеют корни не из 90-х, а из 80-х и даже ранее), что отпрыски смогли и дальше продолжать свою безоблачную жизнь?