August 11th, 2015

Юлий Ким. Облака плывут, облака...

А. Галичу

Облака плывут, облака,
На закат плывут, на восход...
Вот и я плыву на закат,
Вот и мой черед, мой исход.

Облака плывут... На хрена?
Что за выгода, что за прыть?
Атмосфера все, все она.
Нету выхода, кроме - плыть.

В мягком креслице утону,
Сам себя ремнем пристегну,
Ни терновника, ни гвоздей,-
Серебристый крест "эйр вей".

Серебристый крест-исполин
Выше всяческих облаков...
Распалил себя, воспарил -
На себя пеняй. Будь здоров!

Ублажай теперь свою спесь
Созерцанием с высоты:
Вон, в Израиле тоже есть
Правоверные и жиды.

Утешай теперь свою грусть,-
Мол, ношу с собой все свое -
И банальную рифму - "Русь",
И бесцельную - "забытье".

Облака плывут, облака,
Захотят - дадут кругаля...
Ну, пора, друзья, ну, пока!
Егеря трубят, егеря!

Егеря трубят, егеря!
Хорошо трубят егеря!
Хорошо трубят егеря!..
Получается - пел не зря.

Про обучаемость.

На самом деле, та черта, которая больше всего меня раздражает в людях - это не глупость; и не недоговороспособность.

Это именно что необучаемость.

Причём надо помнить, что необучаемый - не всегда является синонимом слова "глупый".

Самые толковые люди, каких я знаю, учатся буквально каждое мгновение своей жизни. И признаваться в этом не боятся.

О браконьерстве.

чайки над бараком.jpg

Сегодня приходил на работу мужик, имеющий некоторое отношение к северу. Говорит - а в Магадане за браконьерство всерьёз взялись, почти покончили с ним...

Я ему на это отвечаю.

- На самом деле это экономика покончила с браконьерством. И даже не с ним, а с тем, что можно было, с очень большой вероятностью, называть "традиционным прибрежным промыслом".

Вот, скажем, идём мы этой весной вдоль берега. Смотрю я на известные мне места, где ежегодно вставали на рыбалку две-три бригады.

- А кто на этой реке сегодня стоит?

- Да нихто. Стоял Петров раньше, ты ж его знал, убили в городе за попытку пьяного изнасилования.

- А на этой?

- Да тож нихто. Стоял Иванов раньше, его паралич разбил, сейчас сидит в хате, срёт под себя, дочка его обмывает.

- А здесь, Максимыч? Место-то благодатное, шесть речек сходятся, раньше всё лето целый городок стоял, бригадами.

- А кому тут стоять-то, Арсенич? Костян утонул, Луцика зарезали, Груша сел, Кибер все продал, купил рынок в городе...

- Так это ж всё старики, они меня лет на 10 старше были. А смена им не пришла никакая. молодая поросль?

- Арсенич, ты ж видишь эту молодую поросль (Максимыч кивает на юного чеченского поварёнка, который, вместо того, чтобы готовить жрать на команду, углубился в изучение Корана). - Они ж - ни украсть, ни покараулить. Шпана конченая. Вся в города подалась, в спекулянты. То что сами не сделали друг другу продают и при этом друг у друга воруют же. А те, что на местах остались, те даже на мясной фарш не годятся, не то что рыбу ловить...

Лента друзей.

Вопреки всем страшилкам, оформление не изменилось.

Но открывается с последнего поста и прокручивается в обратную сторону.

Pidarasi.

Вообще, проезжать в день минимум 30 км -

- довольно приятная привычка.

Проблема в том, что когда после регулярных велопоездок перестаёшь получать свою порцию нагрузок хотя бы дня на два - наступает значительный дискомфорт.

И да, теперь, когда предлагают выпить, даже в исключительно приятной компании - думаешь не дважды, и не трижды, а значительно больше.

И не пьёшь.

Ибо катать даже после маааленькой дозы алкоголя - удовольствие сомнительное. Для меня лично так.

Про самоокупаемость заповедников.

команда.jpg

В последнее время много общаюсь с директором одного небольшого, находящегося на отшибе, музея, с которого требуют самоокупаемости.

Я смеюсь (хотя директору - какой уж смех - требуют - и всё тут)!

Вспоминаю модную ныне тему о самоокупаемости российских заповедников.

Которая, в принципе, невозможна.

Ибо при открытии коммерческих каналов в заповеднике начинает хорошо жить всего один персонаж - его директор.

Ну, или кто-то из его замов, если директор уж полный лох.

Единственная самоокупаемая должность в системе.

И даже прибыльная иногда.