August 25th, 2015

Иннокентий Анненский. Далеко... Далеко...

Когда умирает для уха
Железа мучительный гром,
Мне тихо по коже старуха
Водить начинает пером.
Перо ее так бородато,
Так плотно засело в руке...

Не им ли я кляксу когда-то
На розовом сделал листке?
Я помню - слеза в ней блистала,
Другая ползла по лицу:
Давно под часами усталый
Стихи выводил я отцу...

Но жаркая стынет подушка,
Окно начинает белеть...
Пора и в дорогу, старушка,
Под утро душна эта клеть.
Мы тронулись... Тройка плетется,
Никак не найдет колеи,
А сердце... бубенчиком бьется
Так тихо у плотной шлеи...

"Саперави", "Киндзмараули", "Цинандали"...


Все последние 10 лет слышал ной со всех сторон - да как мы живем без этих грузинских вин!

Ой-вей, такой вкус-букет!

Вернулись.

И что?

А ништо.

Конкуренцию с Чили, Испанией, ЮАР - не держат.

На моем столе, по крайней мере.

Так что, что есть они, что нет...

Баллы для соцсоревнования в советском академическом НИИ.

А кто-нибудь из мастодонтов, может быть, помнит, какова была градация баллов для соцсоревнования в советском академическом НИИ?

Там же каждый чих учитывался - публикация в районной прессе - стока-то баллов; в областной - стока-то; во всесоюзном реферируеморм журнале - стока; оформленное рационализаторское предложение - стока-то; занести редкое жукомордие в Красную Книгу - столько-то...

Может, где в письменном виде даже сохранилось?

Очки и ножики.



Одна из моих френдесс озаботилась очками.

По странной случайности я, буквально вчера, зашел в салон оптики, посмотрел на стоимость оправ и несколько прихуел.

Но прихуел я еще и потому, что вот уже лет семь я не покупаю очки нигде - ну нигде - кроме китайских рынков, переходов в метро и отделов скобяной мелочи в торговых рядах. И никогда за это время я не платл за них дороже восьмисот рублей (а во Владе уверенно держался в рамках 400).

При этом бывали у меня очки и на заказ, и спроектированные офтальмологом, и с титановой оправой, и сверхтонкими стеклами - уверяю вас, очаровательные френдессы и мудрые френды - одночленно!

Ну и в негодность у меня любая пара очков приходит примерно за полтора года...

Кстати, точно такая же ситуация была раньше с китайскими ножиками. Все воротили от них лица, а кому надо было - тот пользовался.

Сейчас почти все пользуются...

Книги о народном быте в Германии в середине тридцатых годов XX века.



Здесь в моем журнале случилась пикировка об умонастроениях немцев перед Второй Мировой войной.

И я вот подумал - а какие художественные произведения мы знаем, повествующие о жизни рядовых немцев перед WWII?

То есть, не евреев (за этим, понятно - к Фейхтвангеру); а именно что немцев, и именно что написанные в те времена - не по воспоминаниям, десять-пятнадцать лет назад, а книги, написанные современниками о современниках?

Не помнит никто ничего такого?