August 31st, 2015

Александр Городницкий. Мой друг писал историю Кремля...

Мой друг писал историю Кремля,
Точнее, — обитателей кремлевских.
Его зашили в гробовые доски
И сделали щепоткою угля.
Кирпичных стен кровавое пятно.
Сквозь сито факты тайные просеяв,
Нам открывать сегодня их дано
От Калиты не ближе Алексея.
Здесь кажется зловещим скрип дверей,
Здесь все источник гибельной заразы, —
Царь-колокол, не знавший звонарей,
Царь-пушка, не стрелявшая ни разу.
В какой необнаруженной пещере,
В какой из стен скрывается тайник
Того неубиенного Кащея,
Что сотни лет здесь правит, многолик?
Здесь ночью раздается крик совы,
А ввечеру, едва начнет смеркаться,
Крадется тень, минуя часовых
Бесшумною походкою кавказца.
И сохнут, не поднявшись, тополя,
И мостовые ненавистью дышат.
Мой друг писал историю Кремля, —
Теперь ее никто уже не пишет.

Утреннее московское.

FullSizeRender.jpg

На календаре пока еще август, а в аллеях - вполне себе середина сентября.

В парках - много занимающихся физкультурой людей. Что чертовски радует.

И люди такие - уверенные, подтянутые, крепкие.

Вчера же население с остервенением прощалось с летом - асфальт в невиданном количестве пятен блевантина.

Способ самолечения.

мы на энмыв_1.jpg

"Когда на сердце тягость и холодно в груди" я обычно начинаю заниматься сборами в какую-нибудь несуществующую экспедицию.

Возьму и представлю себе как было бы прекрасно пройти через перевал такой-то на речку такую-то, сплавиться по ней до такого-то волока, перетащить скарб через водораздел, и пойти дальше другим бассейном, а потом залипнуть на всю зиму, до следующей навигации в какой-нибудь предельно заброшеннной дыре типа Навьих Ям, которая даже без вертолетного сообщения вообще.

Продумываю маршрут, раскладку, снаряжение, расписываю на бумаге - и эти несуществующие подробности заставляют меня думать о текущих проблемах, как о чем-то столь несущественном, что это не может иметь значения в моих глазах. 

Семь русских животных.

Если кто помнит, я дважды объявлял перекличку о том, какие семь животных из списка в 37 можно было бы назвать истинно русскими.

Ну, то есть так - вот говоришь - "Россия" - и вспоминаешь одно из.

При всём том я намеренно выключил из списка медведя, лося, соболя и волка - зверей, которые вне конкуренции и однозначно ассоциируюся с Россией в массовом сознании.

Итак, семь истинно русских животных за исключением вышеприведенных:

На первом, и с огромным отрывом, месте в качестве истинно русского животного опрошенные назвали песца.



Ну и дальше - всё понятно.



Всем откликнувшимся - огромное спасибо!

Во всём происходящем был сокрыт сакральный смысл, откроющийся в дальнейшем.

Смекалка против медведей-2.

на реке5.jpg

Начало здесь.

На четвертом месте отваживания настырного медведя от лагеря стоит опыт пары метеорологов с озера Джека Лондона. Они устроили рыбалку в месте впадения небольшой речки, поставили там времянку, сделали коптильню - в общем, капитально обосновались. Всё было бы хорошо, если б об этом не узнал медведь и не принялся этих рыбаков систематически объедать. Начинал он, обычно, с того, что валил вешала и утаскивал рыбу в кусты, а заканчивал тем, что съедал содержимое рыбацкого котла.

Заметив, что медведь, совершенно очевидно, неравнодушен к кухне, рыбаки-метеорологи составили в котле для медведя некий дьявольский коктейль из сгущенного молока, тушенки, хлеба, рыбы, консервированного зеленого горошка, резаной колбасы, жареного лука. А заправили они его всем имевшимся перцем и поллитром формалина, оставшимся от недавно работавших на этом месте ихтиологов.

Утверждают, что когда медведь хлебнул этого варева, то издал столь дикий рёв, что его слышно было километра за три на самом метео.

Впрочем, свою задачу дьявольская похлёбка выполнила - медведь пропал.

Котёл, правда, пришлось выбросить.

Продолжение следует.

Маше. О народах и людях.

Маша: - А почему люди делятся на группы? Американцы, корейцы, немцы?

Я: - Это не группы, а народы. Когда-то это было важно, но сейчас большая часть отличий ушла и деление это сохраняется, в основном, потому что людям нравится, когда они отличаются от других. Что они - самые лучшие, а другие - хоть чуточку, но похуже. Самый маленький народ на свете всё равно будет называть себя "настоящими людьми", подразумевая, что остальные - похуже. Может, в глаза это не скажут, но уж подумают - обязательно.

Маша: - А может быть, что как-нибудь утром - раз - и эти группы исчезнут?

Я: - Нет. Это может случиться только если на Земле появится кто-то кто может оказаться лучше людей, при этом - такой же разумный, и против него нужно дружить.

Маша: - А против животных люди могут объединиться?

Я: - Уже давно объединились. Проблема в том, что животные не могут претендовать на такое же место как человек, поэтому людям дружить против них скучно. Поэтому они и выдумывают себе сказки - про злых инопланетян, эльфов, орков, зомби. Чтобы вроде и как люди - и не они.

Маша: А во взрослых сказках люди могут их победить?

Я: - Могут. Но сразу после того как победят, снова  разбиваются на группы и начинают друг друга убивать, отбирать вещи, незаслуженно наказывать, заставлять слабых бесплатно работать.