September 9th, 2015

Павианы.

Увидел у приятеля в пейсбуке цитату из Стругацких про павианов. Типа, мэр принял над павианами шефство и всех призывает. Ну и в конце фирменный вопрос охуевшей интеллигенции - что делать?

Я, спросонья, не понял что это цитата и ответил:

"Буду приезжать. За деньги".

Владимир Туриянский. Кто мне скажет честно, что там на Востоке?...

Кто мне скажет честно, что там, на Востоке?
Отчего нас тянет каждую весну?
Там ведь только зэки отбывают сроки
И собаки воют ночью на луну.

Летом снега больше, чем зимой в Рязани,
И в эфире пусто на любой волне,
Пьют портвейн и водку, а не "Мукузани"
И бичи гуляют, пьяные вполне.

На Кавказе Маня с Ваней сушат фигу,
На московских дачах в саунах - балдеж,
А мы все на Востоке, вот разве "съездишь в Ригу",
Ежели портвейну малость перепьешь.

Господи, помилуй, сколько всякой швали!
Жадности и хамству не видать конца.
Только разговоров, где чего урвали,
На квадратный метр по три стервеца.

Оттого и тянет как снежок растает.
Все равно уеду, лучше не проси.
Капелькою ртути самолетик тает -
Есть еще дороги на святой Руси...

Зарисовка.

Девушка северо-восточного города стоит у подъезда.

Поздно.

Вечером.

Курит.

У серого подъезда серого пятиэтажного дома серого пятиэтажного города.

Серый пятиэтажный город дышит серым туманом, приходящим с серого холодного моря.

Девушка ждёт.

Ждёт десять минут, час, месяц.

Подъезжают машины, отвозят её в кафе, рестораны, подругам, друзьям.

И ничего не происходит.

Она всегда возвращается и становится у подъезда.

Курит.

Курит и ждёт.

Ждёт месяц, два, годы.

Подъезжают машины, отвозят её в чужие квартиры, дома, города.

И ничего не происходит.

Она снова возвращается.

И ждёт.

Годы. Десять лет. Тридцать. Сорок пять.

И ничего не происходит.

И девушка растворяется с дымом последней сигареты в тумане, которым живёт этот город.