October 2nd, 2015

Александр Городницкий. Аэропорты девятнадцатого века.

Когда закрыт аэропорт,
Мне в шумном зале вспоминается иное:
Во сне летя во весь опор,
Негромко лошади вздыхают за стеною,
Поля окрестные мокры,
На сто губерний ни огня, ни человека...
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Сидеть нам вместе до утра, —
Давайте с вами познакомимся получше.
Из града славного Петра
Куда, скажите, вы торопитесь, поручик?
В края обвалов и жары,
Под брань начальства и под выстрелы абрека.
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Куда ни ехать, ни идти,
В любом столетии, в любое время года
Разъединяют нас пути,
Объединяет нас лихая непогода.
О, как к друг другу мы добры,
Когда бесчинствует распутица на реках!..
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Какая общность в этом есть?
Какие зыбкие нас связывают нити?
Привычно чокаются здесь
Поэт с фельдъегерем — гонимый и гонитель.
Оставим споры до поры,
Вино заздравное — печали лучший лекарь.
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

Пора прощаться нам, друзья, —
Окошко низкое в рассветной позолоте.
Неся нас в разные края,
Рванутся тройки, словно лайнеры на взлёте.
Похмелье карточной игры,
Тоска дорожная да будочник-калека...
Ах, постоялые дворы,
Аэропорты девятнадцатого века!

О поддержке отечественного производителя на ARMS&HUNTING.

Ну и, конечно, цены... Пару раз взгляд останавливался на штучных ножиках, но ухо слышало:
- 30 тысяч рублей. Ну что вы хотите, это ж всего (всего, блять, Карл!) пятьсот долларов!

В общем, Mora рулит и бибикает.

Смекалка против медведей-4.

Продолжим серию.

травояден но насторожился.jpg

Часть 1.

Часть 2.

Часть 3.

На втором месте среди хитроумных способов обороны от медведя находится способ одного научного сотрудника, которого медведи осаждали в избушке и даже иногда засовывали голову в окно.

Он имел наготове шприц с этиломым спиртом и просто пускал в рыло струю, пытаясь попасть в глаза. Действовало.