November 10th, 2015

Александр Городницкий. Болдино, 1836.

Ветра за воротами хнычут.
Кругом обложные дожди.
Не пишется в Болдино нынче,
Как за полночь в ночь не гляди.

Он весь суетою наполнен, —
Ни образов нет, ни идей,
«Светило, погасшее в полдень»,
Как едко заметил Фаддей.

Над крышею каркает ворон.
Безлюдье. Тоска. Нищета.
Под окнами лиственный ворох
Всё множится, словно счета.

Немил, неугоден, непонят,
Былые друзья далеки.
За что эта мука Господня?
Ни света, ни сна, ни строки.

В окно дождевые потоки
Стучатся, как горсти пшена.
Неужто назначены сроки,
И жизнь его завершена?

Неужто он вправду не нужен
В сухой прозаический век?
Осталось ступить неуклюже
В февральский мерцающий снег,

Перчаткою с раструбом серым
Поправить упавшую прядь
И перед последним барьером
Под дуло противника встать.

Могултай о продаже Аляски.



Опять же, ничего нового про главную причину продажи Аляски для историков не скажу. Причина эта была такова, что если бы про золото на Аляске узнали не в 1890-х, а на 30 лет раньше, то продавать бы ее пришлось все равно, только еще быстрее. Главная причина продажи (озвучивавшаяся русскими участниками не то чтобы громко, но ясно для других русских участников) заключалась в том, что Аляску надо сбывать с рук, пока не поздно, потому США (да и Англия - если по каким-то другим причинам станет воевать с Россией) в любой момент смогут захватить ее силой, и Россия ничего поделать с этим не сможет, а только понесет военное посрамление за свои же деньги.Collapse )

Кстати, обратите внимание на карту освоения Америки русскими. Всего три миссии на Юконе, а остальные поселения вытянуты с Алеутов на юг; и, преимущественно, привязаны к теплым островам юго-западного побережья Аляски.

Вот так сижу на работе, тексты редактирую...

И вот заходит ко мне Сергей Иванович Жарников, в прошлом сотрудник ТИНРО, с которым мы совершенно мельком когда-то пересеклись на Анадыре, в низовьях Луковой протоки, то ли в 1982, то ли в 1983 гг...

FullSizeRender (1).jpg

Вот на этом катере мы тогда были.

kater1.jpg

Удивительно. Вот шёл человек, шёл - и зашёл.