November 11th, 2015

Александр Городницкий. Когда слабеет звук и листья с веток хилых...

Когда слабеет звук и листья с веток хилых
Срываются, легки, в полёте не вольны,
Я понимаю вдруг, что увязать не в силах
Мелодию строки с мелодией струны.
Дрожит, напряжена, рифмованная строчка.
Приладишь к ней мотив, и оборвётся нить, —
Она, как и струна, устроена непрочно,
Их, даже совместив, нельзя соединить.
Холодные ветра, и метроном капели,
Берёз багряный чад и опустевший луг.
Две птицы, что вчера согласно вместе пели,
Нахохлившись, молчат и просятся из рук.
Напрасно день за днём от них чего-то жду я,
Надеясь на любовь капризных этих муз,
С которыми живём, то яростно враждуя,
То заключая вновь обманчивый союз.

О нарезных полуавтоматах в целом. Применительно к России.



Когда я говорю об охотничьих нарезных полуавтоматах, то, прежде всего имею в виду отечественные полуавтоматы. Ибо отечественный полуавтомат по причине хромирования стволов и прочих особенностей конструкции, стреляет отечественными патронами.

А как явствует из названия, полуавтомат стреляет полуавтоматически. То есть, жрёт их, сцуко. Дорогих патронов не напасёшься.

Охотовед Соловей.

В "Хрониках разрушенного берега" и "Береговом клифе" фигурирует один персонаж - охотовед Владимир Соловей. Персонаж имеет прообраз - охотоведа Владимира Соловья.

К сожалению, Володя очень не любил фотографироваться, но мой и его старый друг Владимир Дунаев (он есть здесь, с Соловьем, на фотографиях), любезно предоставил мне несколько снимков.

соловей5.jpeg

Пожалуй, самый типичный Соловей. И рубашка его любимая. Он ей лицо вытирал, вместо портянки.

соловей10.jpeg

На реке Омолон.

соловей8.jpeg

Collapse )