November 27th, 2015

Дмитрий Сухарев. Гамлет.

"Куда шагаем, братцы?" –
Печальный принц спросил.
"Идём за землю драться, –
Служака пробасил. –
За нашу честь бороться,
За кровное болотце
У польских рубежей".

"За вашу честь?
Ужель..."

Коли!
Руби!
Ура!
Пади, презренный трус!
Несметных тел гора,
Предсмертный хрип из уст,
Костей пьянящий хруст,
Пальбы разящий треск,
Пора! – гремит оркестр. –
Пора идти на приступ!
За честь!
За крест!
За принцип!
За землю!
За прогресс!

...Над тем болотцем стон
Который век подряд,
А в королевстве том
Опять
Парад.
Скрежещущих громад
Нелепая чреда –
Ползёт, ползёт тщета,
Дымится шнур запальный.

И смотрит принц опальный
С рекламного щита.

Выводил вчера некую юную барышню на концерт Городницкого в "Гнездо глухаря".

Ибо барышня в ещё более ранней юности обожала эту песню, про короля нашего Гарри, который подвинулся умом.



Конечно, для семилетнего ребёнка концерт начинается и заканчивается поздновато - ну да ладно, потом будет зато говорить, что видела вживую лучшего поэта-современника, пишущего на русском языке.

Общение (пусть и дистанционное) с профессором и доктором наук для ребёнка не прошло незамеченным - всю дорогу от метро до дома Маша расспрашивала меня о теории Большого Взрыва и межзвёздной материи.

Отнесясь ко всему сказанному весьма скептически.

Питомник лаек на Чёрном ключе.

В конце семидесятых годов на Чёрном ключе по направлению к Оле, в 15 км от Магадана местное общество охотников и рыболовов содержало питомник лаек. Для лаек были построены специальные шеды - сведены в длинное строение метров около ста. Рядом - домик, в котором жили старший и младший егери.

Работа у егерей была непыльная. Младший ездил за водкой для старшего в Олу, а старший философски грелся на солнышке и кормил собак.

А потом и старший и младший егеря куда-то исчезли. Видимо, поближе к магазину, в той же Оле.

И собак стало некому кормить.

Где-то через неделю стало понятно, что в питомнике что-то идёт не так. Пассажиры и водители автобусов прямо через стёкла слышали жуткие лай, вой и гавканье.

В итоге в питомник была направлена комиссия, в которую каким-то лядом затесался я.
Картина была жуткая. Часть собак уже были съедены и кочсти их торчали из сетки. Остальные в припадке лютой ненависти кидались на решетки, клацали зубами, лаяли и жутко выли.

Так вот, я всегда вспоминаю этот питомник, когда последнюю неделю захожу на Фейсбук.

Кстати, собак-то в итоге всех перестреляли.