November 28th, 2015

Дмитрий Сухарев. Среди миров...

Глагол "ишачить", он из наших мест,
Он вот что значит:
Ишак тоску былинкою заест
И вновь ишачит.

Ишак запьёт слезинкою тоску,
И полегчают ишаку глаголы.
Галактика пустынна.
Гол такыр.
У саксаула сучья врастопыр,
Глаголы голы.

И я подобно ишаку с печалью,
Задрав башку, к созвездию причалю.
Среди миров в мерцании светил
Ни сена клок, ни ангел не гостил.

Но есть на свете звёздочка одна,
И вновь ишачить мне велит она.


Сравним: из "Песен Матушки Гусыни".

Если бы ослик был у меня
Упрямый такой что беда.
Смог бы ударить ослика я?
Нет, ни за что, никогда!

Я б зерном кормил его,
Холил, держал тепле!
Самого-самого лучшего
Ослика на Земле!

Вот подпишусь.

Про памятники нехорошим людям и прочие увековечивания.
Осознала, что моя точка зрения несколько немейнстримная. Если бы самым главным была я - я бы категорически запретила сносить памятники и переименовывать города, улицы и другие места.
По трем причинам, в чем-то противоречивым.
Во-первых: "дабы дурость каждого была видна". В уничтожении памяти о нехороших людях видится мне не покаяние и стремление к добру, а назначение жертвы и стремление начать новую жизнь вот прямо с понедельника. Это не мы плохие, это они , а мы этих плохих победили. И теперь мы хорошие-хорошие. Нет, я не считаю, что потомки должны отвечать за все глупости и гадости предков (я прямо наоборот считаю) - но мусор под ковер тоже заметать не стоит. В наше время ни один злодей не творит гадостей единолично (и не творит только одни гадости), это всегда инфраструктура. И уж точно памятники ставят не в одно лицо. Так что помнить, что здесь и до нас жили люди и решили они изувековечить вот такое - стоит.
Опять же может будут лучше думать, увековечивая что-то новое.
Во-вторых я не суеверна. Я не верю в то, что буквы на доске или даже монумент приносят какое-то добро тем, кто на них запечатлен. Тем более посмертно. Добро или зло может принести только содержимое головы.
Третья причина наоборот не про помнить, а про забыть. Худшее поношение злодею - когда имя его стало просто словом, и никто уже не вспомнит, что вот такой был. Пресловутый Войков как раз хороший пример. Люди живут в районе имени-памяти и совершенно не знают, кто это такой. Про расстрел царской семьи при этом вполне вероятно, помнят и мнение имеют. А про то, кто конкретно поучаствовал - нет. И мне кажется, в чем-то это правильно. Да, совсем без имен в истории нельзя, но в принципе - какая нам разница, как звали сволочь. Только если хочется как-то наказать его потомков, единоверцев или сородичей - а мне кажется это нездравой идеей.