January 1st, 2016

В декабре по скальным кручам.

Из готовящейся к изданию книги "Береговой клиф. Повести и рассказы".

Изображение 223.jpg

Арслан Семенов на снегоходе выехал на мыс Восточный, господствующий над заливом Забияка, в северо-восточном углу Охотского моря. Он был хорошо экипирован — да и кто не был бы хорошо экипирован, собираясь в декабре поохотиться на снежных баранов, живущих на скальном клифе морского берега? Погода стояла хорошая, морозец был не ниже тридцати, со стороны замерзшего моря дул легкий бодрящий ветерок, пробивавший сквозь маску из которой торчали черные линзы очков.

Арслан заглушил «Буран», снял с лица все защитные приспособления и достал бинокль. Действительно, снег на уступах обрывов был густо истыкан острыми бараньими копытцами. Однако, следы баранов — отнюдь не сами бараны. Самих их предстояло еще отыскать в здешнем месиве скал и снега, причем сделать это надо было всего за четыре часа светлого времени которые в этих местах отпускает природа всему живущему. О возвращении он сильно не задумывался — фара на «Буране» работала исправно, путик сиял, как свежий рез ножом на яблоке, ориентиры были очевидны — так что долететь до охотничьей базы в устье ручья Редколесный было делом буквально часа.

Но где ж зверь?

Снежный баран — животное своеобразное. Если бегло рассматривать места его обитания в снежный период, можно прийти к выводу, что питается он снегом и камнем. Ну, и еще воздухом, наверное, немного. То есть, такое убогое количество органики, которое поддерживает жизнь в этом достаточно крупном звере при поверхностном рассмотрении можно и не заметить.

Но для того чтобы понять, где сейчас находятся бараны, достаточно найти более или менее обширные площади, на которых снег выдут до самого грунта — так, чтобы на нем обнажились те самые утлые былинки, несущие калории в организм этого зверя.

И именно этих обдувов Арслан со своей позиции и не видел...

Он отряхнул со спины набившуюся во все складки одежды снежную пыль, вынул СКС из заботливо прилаженой под капотом войлочной кобуры, снял колпачки со стандартного армейского четырехкратного прицела и забросил карабин за спину. Затем очень аккуратно двинулся вдоль кромки обрыва, стараясь не высовываться из-за нее.

Кромка была густо усыпана отдельно стоящими то ли валунами, то ли скалами, снег по берегу весь был удут до почти асфальтовой твердости, так что подошвы арслановых бахил, снабженные шипами не оставляли совсем никаких следов.

Арслан прошел с полкилометра, хоронясь за камнями, и аккуратно выглядывая из-за валунов. Наконец он увидел несколько «полочек» с выдутым на них снегом. Вокруг них роились многочисленные бараньи следы.

Сердце забилось сильнее.

Арслан взял в руки карабин, вышел из-за камня и нагнулся, пытаясь разглядеть что творится за перегибом. Выглянул раз, два, ничего не увидел, и шагнул еще ближе к кромке обрыва.

На самом деле кромку он миновал уже давно — метра полтора как - и шёл уже по надутому над кромкой обрыва снеговому козырьку — только этого еще не подозревал.

А понял ровно тогда, когда огромный пласт снега под его ногами оторвался и пополз вниз, прямо в замерзшее море, крошась и набирая скорость.

Collapse )

А вот скажите мне...



...куда подевалось огромное количество Иж-17 и Иж-18 32 и 28 калибров, коих было наделано совершенно невероятное количество. НРа барахолке ганзы можно H&H Royal  можно чаще встретить чем их. Шозахер?