February 7th, 2016

Юрий Левитанский. Живёшь, не чувствуя вериг...

Живешь, не чувствуя вериг,
живешь — бежишь туда-сюда.
— Ну как, старик? — Да так, старик!
Живешь — и горе не беда. —
Но вечером,
но в тишине,
но сам с собой наедине,
когда звезда стоит в окне,
как тайный соглядатай,
и что-то шепчет коридор,
как ростовщик и кредитор,
и въедливый ходатай...

Живешь, не чувствуя вериг,
и все на свете трын-трава.
— Ну как, старик? — Да так, старик!
Давай, старик, качай права! —
Но вечером,
но в тишине,
но сам с собой наедине,
когда звезда стоит в окне,
как тайный соглядатай...

Итак — не чувствуя вериг,
среди измен, среди интриг,
среди святых, среди расстриг,
живешь — как сдерживаешь крик.
Но вечером,
но в тишине...

Обнаружил тут новую камеру от Nikon. 5500.



С одной стороны - упрощённый вариант 5200-5300 - с одним слотом под SD-карту.

Ну и всё остальное - на их уровне. Выдержка - от 1/4000, серийная съемка - 3 кадра в секунду в RAW, 5 кадров - в JPEG.

Однако, сцуко, вес. 470 вес тушки с аккумулятором и картой.

Против 530 у 5300.

Открытие библиотеки в Ситке.



Тут larissawiley рассказывает об открытии библиотеки в Ситке после продолжавшегося год ремонта.

В очередной раз напомню - библиотека в США - больше чем библиотека. Это место встреч людей по интересам, точка приятного времяпровождения, почти как кафе. И США - это система взаимосвязанных государственных библиотек не в меньшей мере чем "царство доллара".

Напомню - Ситка - по нашим понятиям - "деревня" - 10 000 жителей.

Высунулся по делу в центр на метро...

Йо-моё. сколько в это время красивых парней и девчонок - радостных, весёлых, модно одетых...

А в шесть утра в рабочий день - мрак, серость, уныние и похмелье.

Кмк, я за четыре года женщины моложе 45 лет в это время в подземелье вообще не встречал. А если встречал, то не догадался об этом.

Шесть дзидзо и соломенные шляпы.

Японская новогодняя сказка.



Давным-давно в одной деревне жили-были старик со старухой. Жили они очень бедно.
Наступил последний день старого года. Из соседних домов только и слышалось, что «бум!» да «шлеп!» — это деревянными колотушками толкли вареный рис, чтобы сделать из него новогоднее угощение — лепешки моти.

— Слышишь, старуха, как колотушки стучат? — улыбнулся старик. — Люблю, когда готовят лепешки к празднику!

А между тем в доме у старика и старухи осталась лишь горсточка риса — из него и одной лепешки не приготовить.
Подумали-подумали старики и решили эту горстку риса мышам отдать — пусть сварят, истолкут да покормят своих голодных мышат.

— А мы с тобой, старый, и без риса Новый год встретим! — сказала старуха.

Вот такими были добрыми старик со старухой!
А со всех сторон по-прежнему доносилось «бум!» да «шлеп!» — это в соседних домах толкли вареный рис для лепешек.

Заглянул старик в мышиную норку и говорит:
— Мыши-мыши, а не хотите ли себе к Новому году лепешек приготовить? Риса у нас немного, но чтобы ваши животики набить — вполне хватит!
— Спасибо, дедушка! — запищали мыши. — Мы так любим рисовые лепешки!
— Ну, вот и ладно! — сказала старуха. — Но надо и нам, старик, как-то Новый год встречать!

И решили старик со старухой сплести шляпы из рисовой соломы, продать эти шляпы в городе да на вырученные деньги себе лепешек купить. Принялись за работу, а мышки ну им помогать! И в конце концов сплели они пять соломенных шляп. Взял старик шляпы, приладил на спину, попрощался со всеми и отправился в город.

Шел сильный снег.


...

Всем счастья!