February 13th, 2016

Светлана Никифорова (Алькор). Всадники.

Если кажется, что век – пересечётся,
Не упорствуйте в унынии своём...
Всё начнётся – мир качнётся! –
Обязательно начнётся!! –
Там, где солнце убежит за окоём.

Всё начнётся, мир качнётся – по–иному:
Снег, растаяв, перекинется дождём...
И закат погаснет снова,
И рассвет родится новый –
Там, где солнце убежит за окоём.

Ничего не исчезает в этом свете,
А не мыслимое мы – переживём...
Над морями дует ветер,
И под утро звёзды светят –
Там, где солнце убежит за окоём.

Ну, а если этот мир пересечётся –
Мы его в пересечении... споём.
И – всё начнётся, вновь начнётся,
Обязательно начнётся!! –
Там, где солнце убежит за окоём.

Закрывая тему сноса (лично для себя).

вид на золотой рог.jpg

Давайте, я немного расскажу, почему это меня не удивляет, и, более того - не возмущает.

Дело в том, что у нас так принято.

Причём, было принято на обозримом с сегодняшнего дня отрезке исторического пути России.

Ну, то, что это второй снос ларьков только на моей памяти (а друзья-строители говорят, что четвёртый с начала двухтысячных) - я упоминал.

А кроме столь возмутивших москвичей сновов ларьков в Москве был снос недвижимости во Владивостоке при строительстве объектов АТЭС, где возмещение также платилось по назначенным из воздуха расценкам (отнюдь не рыночным) - это я видел сам; и при строительстве олимпийских объектов в Сочи (это уже по рассказам).

Да и сейчас расселение сносимых в Москве хрущевок сопровождалось переселением людей по довольно занятным принципам (спросите у painteravdey хотя бы).

Между прочим, вот такое "заселил-выселил" у нас растет с военных времен - когда по усмотрению государства оно поселяло людей в пустые квартиры, которые остались после эвакуированных. Вот моя семья приехала в свою квартиру в Ленинграде из эвакуации - те ее представители, которые там жили - умерли в блокаду; а поселены туда были совершенно другие люди. Еще долго пришлось доеказывать свое право делить с ними эту площадь, панимаишь.

Уверен, о похожих процессах могут рассказать смоляне и тверичи, омичи и краснодарцы.

И, что характерно, массовых протестов эти вещи не вызывают - вызывают, скорее, одобрение большинства.

Потому что они отлично вписываются в наше государственное устройство де-факто (а не во всякую хуйню, которая написана в странных брошюрах с названием "Конституция" и пр.).

А оно таково, что население страны и представляющая его власть (вот ни в коем случае не согласен ни с какими определениями типа "диктатура" и пр. - разве что, в базисном, древнеримском, до-императорском понятии) - живет по своим, общепринятым и устоявшимся обычаям, которые, насколько я понимаю, восходят к ордынским временам. И обычаи эти, включающие управление страной с помощью кормления чиновников взятками, насильственного отъёма имущества и использования узким кругом верхушки основных богатств страны - в общем-то, устраивают 95 процентов населения.

Кстати, в том числе и потому, что (внимание, важно!) - вот сто двадцать ларьков несли; - а десятки тысяч - оставили до следующего раза. Без объяснения причин.

Раз тот может быть или в нонешнем мае; или лет через пять - много можно денег поднять за это время! И всё это время можно будет отлично вести себя по-прежнему, регулируя взятками на раёном уровне возникающие проблемы.

То есть, население подкоркой понимает, что грянувший гром - он как Божья кара - потоп; или там землетрясение.

И те, у кого снесли - они, типа, в народной ментальности - Бога прогневали.

А Бог - он такой, существо малопредсказуемое. Вон, могет, его взгляд из окна ети крыши раздражали; а может, Гогик Вартанян ему усерднее молился, и ему разрешат на этих развалинах магазинчик построить.

И дадут тебе жить и торговать; или завтра выселят из квартиры, сказав, что место под твоим домом нужно для хайвея; или снесут палатку - оно сродни тому, что собьёт тебя завтра машина на перекрёстке; или не собъёт.

И связь этих процессов в сознании народном с какой-то хуйнёй, на бумаге буквами писаной - отсутствует полностью.

А у кого не отсутствует - ходит он там, вякает, выступает - тобi пизда. Бог обидится и не простит. И, кс тати, население вполне справедливо одобрит и скажет - ебашь-ка, сиз-голубь, за границу, коль нашим обычаем жить не хочешь.

Справедливо, повторю.

Изменится это, нет ли - сложно сказать. В ближайшие сто лет - точно нет.