March 20th, 2016

Александр Городницкий. Над берегом - распятие Христа...

Над берегом — распятие Христа
И мост ажурный через реку Тежу.
Воспоминаньем давним душу тешу,
Взирая на далёкие места,
Которые не видел никогда,
Но о которых помнил постоянно,
Где смешана с рассолом океана
Гор Пиренейских светлая вода.

Жизнь, в сущности, подобие лото:
Все клеточки успеть закрыть бочонком
И, закрывая, вспоминать о чём-то —
О стареньком заплатанном пальто,
О времени мальчишеских тревог,
Об утренней Неве, несущей льдины.
Нам список кораблей до середины
Дано прочесть — не более того.

Прекрасно оказаться чёрт-те где,
Откуда путь свой начинал Да-Гама,
Где красок перламутровая гамма
Танцует на проснувшейся воде.
Конец Европы, край материка,
Наивная эпоха юной прыти!
Весь прочий мир неведом нам пока,
Он ждёт к себе и требует открытий.
И сердце пробуждается в груди,
И светит солнце несмотря на дождик,
И ожиданье счастья впереди
Заманчиво, хотя и ненадёжно.

Это прекрасно, ящетаю.

Денщику подполковника Мерлина, которой был на Камчатке у следствия и розыску, приказал мухомор удавиться с таким представлением, что все ему дивиться будут. И это действительно бы учинилось, если бы не сберегли его товарищи.

Степан Крашенинников. Описание Земли Камчатки.

Ещё о покорении Камчатки русскими.


"Хотя камчадалы до покорения Российскому государству не были властолюбивы и о распространении границ ни малого не имели попечения, как уже выше показано, однако столь часто между собою воевали, что года не проходило, в котором бы сколько-нибудь острожков разорено не было.

Главное намерение войны их состояло в том, чтоб получить пленников, которых они в тяжкие работы употребляли, а особливо женского пола, которых они брали в наложницы и в супружество, а о причине, была какая или нет, законна или незаконна, не много они рассуждали.

Иногда соседственные остроги и за то друг против друга вооружались, что дети между собою поссорились, а если кто кого, позвав в гости, не столько, как надлежало, потчивал, то сие вменялось за такую обиду, которую мстить надлежало не иначе как погублением всего острога, в котором случалось столь неприятельское действие.

Но в войне действовали они больше обманом, нежели храбростью, ибо они так робки, что явно напасть не отважатся, кроме необходимой нужды; а сие тем удивительнее, чем сей народ меньше жалеет о своей жизни, ибо они и добровольно умирать не сомневаются. В неприятельские острожки врывались они ночным временем, что могли делать без препятствия, для того что караулов у них не бывает.

Таким образом и малолюдством губили они знатное число неприятелей, без всякой себе опасности и сопротивления. Вся трудность к одержанию победы состояла в том, чтоб ускорить взбежать на юрту, не выпустив из нее ни человека, и стать над окном с палкой или с чекушей, ибо осажденным, по состоянию строения юрт должно выходить тем окном по человеку, которых осаждающие и бить, и вязать могли в небольшом числе.

С пленниками мужского пола, особенно знатнейшими удальством своим, поступали они с обыкновенным всем тамошним народам бесчеловечием.
Жгли, резали, кишки из живых мотали, вешали за ноги и всякие делали надругательства, торжествуя при том о победе над неприятелями. Такое мучение случилось терпеть и некоторым казакам во время большого бунта, когда вся Камчатка находилась в движении.

Тогдашние их междуусобия немало способствовали казакам к покорению всего народа; ибо когда они в виду одного острожка приступали к другому, то не должно было казакам опасаться, чтоб осажденные получили помощь; напротив того, соседи радовались их погибели или смотрели с удовольствием, как казаки на приступах действуют, а после и сами были побеждаемы".

Степан Крашенинников. Описание Земли Камчатской.