March 30th, 2016

Александр Городницкий. Тымера.

Когда разгораются тёмным подобьем костра
На вянущем склоне рябины багряные кисти,
Мне вновь вспоминается злая река Тымера,
Что значит дословно "опасная" по-эвенкийски.
Сегодня и дня не дано мне вернуться в года
Хмельного веселья, похмельного вязкого горя.
О камни звеня, убежала в Тунгуску вода,
Потом к Енисею, и далее в Карское море.
Но явственно, словно всё это случилось вчера,
В базальтовых скалах поток изогнувшая туго,
В ушах моих снова грохочет река Тымера,
Где тело искал я пропавшего без вести друга.
Когда одинокий, всю жизнь неизменно греша,
Явлюсь без гитары в тот край невесёлый безлунный,
На вечные сроки моя там пребудет душа
Больною и старой, — его же — останется юной.
Асфальт у ворот запорошило ранним снежком,
Серебряный шёлк затянул туруханские реки.
Кто старым умрет, — так и будет всегда стариком,
Кто юным ушёл, — молодым остаётся навеки.

"Русский охотничий журнал". №4, 2016.

3a2188f668791feb34f12ca1ce6f84a7.jpg

У нашего общества – не охотничьего сообщества, не сообщества натуралистов, ни научного сообщества – а общества в целом – в принципе отсутствует желание договариваться. «Душить», «давить», «додавливать», - вот наиболее распространенные глаголы обыденной и деловой лексики. И в качестве посредников мы постоянно видим не мудрых старцев, не ученых и не состоявшихся бизнесменов, а судебных приставов, полицию, бандитов, правительство. Словом, силовую структуру. Взаимоотношения выясняются до победного конца, по всем нам хорошо знакомой пословице начала восьмидесятых – «Войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется».

То же самое у нас происходит и с коллизией вокруг весенней охоты.

Причем происходит это каждый год.

Каждую весну.

Охотники стараются отстоять свое право на выезд с оружием в угодья. В ответ им несется «не попустим»! «прочь из природы»! «ни шагу к нашим птицам»!, сопровождаемое шипением, шелестом писем в Спортлото и киданием чернильниц.

А ведь кругом – весна… Солнце… Небо… Здорово… Ну что нам ругаться, а? Не проще ли договариваться?