April 15th, 2016

Булат Окуджава. Благородные жены безумных поэтов...

Благородные жены безумных поэтов,
от совсем молодых до старух,
героини поэм, и молвы, и куплетов,
обжигающих сердце и слух.

Вы провидицы яви, рожденной в подушках,
провозвестницы света в ночи,
ваши туфельки стоптаны на побегушках...
Вы и мужнины, вы и ничьи.

Благородные жены поэтов безумных,
как же мечетесь вы, семеня
в коридорах судьбы, бестолковых и шумных,
в ожидании лучшего дня!

И распахнуты крылья любви вековые,
и до чуда рукою подать,
но у судеб финалы всегда роковые,
и соперницы чуду под стать.

Благородных поэтов безумные жены,
не зарекшись от тьмы и сумы,
ваши души сияют, как факел зажженный,
под которым блаженствуем мы.

В этом мире, изученном нами и старом,
что ж мы видим, спадая с лица?
Как уродец, согретый божественным даром,
согревает и ваши сердца.

Но каким бы он в жизни ни слыл безобразным,
слышим мы из угла своего,
как молитвы возносите вы ежечасно
за бессмертную душу его.

И когда он своею трепещущей ручкой
по бумаге проводит пером,
слышу я: колокольчик гремит однозвучный
на житейском просторе моем.

Просны.



Приснилось, будто мы в Ногинске с Николаем Дворяниновым, call_me_doc и a_popov ходим по патронному заводу. Патронному, Карл! В Ногинске, Карл! и обсуждаем эффективность метода определения кучности по ганзе применительно к охотничьим реалиям.

Потом Андрей говорит - поехали на полигон, постреляем...

Ну и проснулся я, к сожалению, ровно в этом месте.

Об охотничьей кучности.

Собственно, о чём был сон.



А был он о том, что кучность для охотничьей винтовки хорошо, но не менее важно охотнику эту кучность уметь применять. И совершенно ему будет неважно как стреляет винтовка, если сам он будет стрелять как на левой, скажем, мишени (представив себе вместо черного центрового квадратика, скажем, туловище куропатки).

Поэтому сам я стреляю "тройками", при этом стараюсь добиваться четкой пристрелки в центр.