April 23rd, 2016

Булат Окуджава. Апрель.

Когда исхоженное станет
студить последним декабрем,
седой архив воспоминаний,
не торопясь, переберем.
И вспыхнут давние надежды,
любви закружится метель.
И нам захочется, как прежде,
подкарауливать апрель,
чтоб по-весеннему одетым,
с двадцатилетием в груди
к девчонке, вынесшей букеты,
не спотыкаясь, подойти.
И, не боясь прослыть нелепым,
к груди девчонку ту прижать
и синих глаз сплошное небо,
да, только небо целовать.
Друзья, а мне до слез обидно,
Какой нас холод обволок?
Мы стали важны и солидны
не к месту, не к добру, не в срок.
И в кабинетах, как в потемках,
сидим, не поднимая глаз,
и та апрельская девчонка
с цветами ждет уже не нас...

"Большоя река". Последняя часть.

колыма мама3.jpg

Осталась к написанию.

Она же - самая сложная. Ниро Вульф собирает всех подозреваемых в одной комнате и рассказывает все версии вплоть до истинной.

В Магадане тоже сносят ларьки;

объявили конкурс на новый герб (магаданцы старшего поколения вроде меня помнят, что герб Магадана был всегда - и это олень с самородком, а не какая-то связка воблы и двуглавый белоплечий орлан, как сейчас предлагается). Плюс собирают массово денежку за узаконивание гаражей, которые на моей памяти уже пару раз были узаконены.

В принципе-то понятно - надо. Надо снимать деньги с граждан. За что - уже пох.