April 28th, 2016

Булат Окуджава. Арбатские напевы.

Всё кончается неумолимо.
Миг последний печален и прост.
Как я буду без вас в этом мире,
протяженном на тысячи верст,
где все те же дома и деревья,
и метро, и в асфальте трава,
но иные какие-то лица,
и до вас достучишься едва?

В час, когда распускаются розы,
так остры обонянье и взгляд,
и забытые мной силуэты
в земляничных дворах шелестят,
и уже по-иному крылато
все, что было когда-то грешно,
и спасаться от вечной разлуки
унизительно мне и смешно.

Я унижен тобою, разлука,
и в изменника сан возведен,
и уже укоризны поспели
и слетаются с разных сторон,
что лиловым пером заграничным,
к меловым прикасаясь листам,
я тоскую, и плачу, и грежу
по святым по арбатским местам.

Да, лиловым пером из Риеки
по бумаге веду меловой,
лиловеет души отраженье -
этот оттиск ее беловой,
эти самые нежность и робость,
эти самые горечь и свет,
из которых мы вышли, возникли.
Сочинились...
И выхода нет.

Козёл Тимур, раненый тигром, прилетел в Москву.

Пётр Первый. Популярная литература.



В одном из предыдущих постов френдесса verba_knt спросила - а какую популярную литературу можно почитать по петровской эпохе так чтобы она не была совсем fiction?

То, что читал я:

Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях.

Валишевский К. Пётр Великий.

Ключевский В.О. Курс русской истории.

Ключевский В.О. Петр Великий среди своих сотрудников.

Погодин М. История Петра Великого.

Соловьев С. М. Публичные чтения о Петре Великом.

Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Кн. III и IV.

Тарле Е.В. Северная война.

Кто что добавит?

Штатный шомпол.



Вот чего я не могу понять, несмотря на всё своё старообрядчество - это желание довольно значительной части активных охотников сохранить в охотничьих моделях винтовок укреплённый под стволом шомпол.

За всю мою активную охотничью жизнь мне приходилось пользоваться им раза два или три - но если по большому счёту, обойтись другим путём было невозможно.