April 30th, 2016

Булат Окуджава. Звездочёт.

Что в подзорные трубы я вижу,
Поднимаясь на башню во мгле?
Почему так печально завишу
От чего-то былого во мне?

И, смотря с высоты виновато
На уснувшую пропасть Арбата,
Отчего так поспешно и вдруг
Инструмент выпускаю из рук?

Спят в постелях своих горожане,
Спят с авоськами, спят с гаражами,
Спят тревожно на правом боку...
Изготовилось тело к прыжку.

Вон из пятен ночного тумана
Появляется вдруг вдалеке
Моя стройная старая мама -
Чемоданчик фанерный в руке.

Он, пожалуй, минувшая мода,
Но внутри, словно в дебрях комода,
Что давно развалиться готов,
Фотографии прежних годов.

Память, словно ребенок, ранима
И куда-то зовет и зовет...
Все печально, что катится мимо,
Все банально, что вечно живет.

И живу я вот с этой виною
На двадцатом ее этаже
Между тою и этой войною,
Не умея спуститься уже.

Про туризм, альпинизм и прочие достижения.

От kapasev здесь. Кстати, есть тут одна ремарка, в которую лично я - вчитался внимательно.

На поляне Сулоева в это лето, кроме филиала МАЛ «Памир», базировались ещё несколько научных экспедиций и спортивных мероприятий. Самой интересной была медико-биологическая экспедиция Таджикской академии наук. Основные цели и задачи этой организации нам были неведомы. В частности, таджикские биологи (среди которых большинство были русскими) изучали действие высоты на живые организмы. Подопытными существами были мыши.
Раз в несколько дней молодые биологи сажали мышей в специальные ящики, ящики грузили в рюкзаки и тащили их по ребру «Буревестника» на Памирское фирновое плато. Это ребро до высоты 5000 м состоит из сильно разрушенных скал средней крутизны, затем переходит в широкий фирновый гребень с выходами отдельных скал. На плато мыши жили несколько дней, затем биологи тащили их вниз, снова на поляну Сулоева. Там они их резали (биологи мышей) и изучали изменения в мышином организме.
В ходе этой научной деятельности таджикские биологи затащили на Памирское фирновое плато много полезных и бесполезных вещей. Например, они смогли поднять (частями) на плато снегоход. Но из-за неправильной эксплуатации мотор скоро сдох (по слухам заклинило поршни в цилиндрах).
...
Место выхода на плато с ребра часто называет пиком Парашютистов, хотя явно выраженного пика там не нет. Название было дано в 1967 году, когда на ПФП был успешно выброшен десант парашютистов.
На пике Парашютистов мы обнаружили большую заброску экспедиции биологов, которые регулярно ходили туда с мышами в ящиках. Среди прочих вещей я обнаружил старые горные лыжи, которые легко одевались на высотные ботинки. Естественно, я сразу нацепил лыжи и попытался на них гонять. Скольжение по фирну было великолепным, но через несколько минут я начал задыхаться. Высота 6000 м – не место для лыжных гонок!


Тупокомпьютерное.



Начал у меня реально "падать" старенький системный блок Acer Aspire R3700.

Лет ему уже пять, реальный такой возраст для нормального компьютера. Ребята от oldmann его уже дважды шаманили.

Надо его менять.

И вот я вдруг неожиданно понимаю, что...

Я не знаю, какие параметры домашнего компа счиьаются "достаточными"!

Ну, те, кто давно знаком со мной помнят, что мои потребности - это ворд, эксцель, фотошоп и пара коммандеров. Плюс фильмы иногда смотреть с внешнего носителя...

Мак не предлагать, за год пользования наелся выше крыши....

"Душа величина неосязаемая и неоценимая"...



"Реформе этой давалась разнообразная оценка. Бесспорно, замена подати поземельной поголовною, установление вместо подати подворной с обитаемого жилья и посошной — с обрабатываемой земли, подати подушной — с каждою человека, — придало фискальной системе Русского государства характер искусственный и не соответствующий народному духу, что сохранилось и до настоящего времени. Из числа современников им возмущался Посошков; «Душа величина неосязаемая и неоценимая, как может подлежать обложению?»
....Взяточничество фискальных чиновников и легкая возможность для плательщиков благодаря тому избавиться от части своих обязательств вошли в пословицу. Мы читаем в документе, по-видимому, вполне искреннем; «Если бы нашелся неподкупный комиссар, что оказалось бы чудом в России, то у помещика имеется другой способ его обмануть, соединив на время вместе несколько домов, которые легко потом разобрать и возвратить на старое место в несколько часов, потому что они состоят из сложенных бревен и приспособлены для переноски».


Казимир Валишевский. Пётр Великий.