October 25th, 2016

Иосиф Бродский. Петербургский роман. Романс.

(Романс)

Весна, весна, приходят люди
к пустой реке, шумит гранит,
течет река, кого ты судишь,
скажи, кто прав, река твердит,

гудит буксир за Летним садом,
скрипит асфальт, шумит трава,
каналов блеск и плеск канавок,
и все одна, одна строфа:

течет Нева к пустому лету,
кружа мосты с тоски, с тоски,
пройдешь и ты, и без ответа
оставишь ты вопрос реки,

каналов плеск и треск канатов,
и жизнь моя полна, полна,
пустых домов, мостов горбатых,
разжатых рек волна темна,

разжатых рек, квартир и поля,
такси скользят, глаза скользят,
разжатых рук любви и горя,
разжатых рук, путей назад.

Медведь канистру раскарябал...

Спрятанную на обратный путь вверх по реке Унгре в кустах. Хорошо ещё не опрокинул, 10 литров осталось, на тех соплях и дошли.

с канистрой медведя.jpg

Вот любят они идти на резкий незнакомый запах в лесу... А найдя источник - всесторонне исследовать. Я в тундре всегда тщательно изучал участки песчаного берега возле протекающих бочек с горючим - все косолапые, которые бродят в окрестностях, там обязательно отметятся.

А по хорошему - я с начала восьмидесятых не прячу бензин по берегам в пластмассовых канистрах. Только металл, только хардкор. Более того - если железная канистра с закрывающейся на шарнире пробкой - проверить прокладку - не течёт ли - обязательно, а саму пробку завязать алюминиевой проволокой, чтобы не открывалась. Ну, с завинчивающимися пластиковыми крышками это не нужно, но и риски выше - такую пробку мишан, бывает, и откусывает.

И обязательно стальным тросом за дерево привязать - ибо утолкать такую штуку куда-нибудь в яму, а лучше - реку - медведю прямое удовольствие.

Самая увлекательная история об экстремальном туризме, какую я читал за последние 15 лет.

Таёжные курумы.

осыпь_тайга.jpg

Очень противная штука, на самом деле. В Магадане такого нет. В смысле - курумы-то есть, всё в курумах, а вот чего нет - толстой подушки лишайников, покрывающих камни. Сантиметров по пять толщиной, а то и больше. И так как лишайник гигроскопичен по самое "не могу", то при давлении на него он норовит с камня соскользнуть как по смазке. Очень хреновое чувство, будто подошвы сапог мылом намылили. Если на севере норовишь специально идти по курумам - ибо удобно обычно прыгать с камня на камень - то здесь, в южной Якутии, норовишь обходить их стороной.

Вот, "Аццкий Сотона" на такой "мыльной" подушке.

аццкий сотона1.jpg