May 14th, 2017

Александр Городницкий. Царское село.

За Павловск птицей алой
Планирует закат.
Большой Каприз и Малый
Разрушены стоят.

Их каменные арки,
Замшелые бока,
Соединяя парки
Надёжно, на века,
Застыли в тусклом свете,
Руиной становясь, —
Ушедших двух столетий
Нарушенная связь.

Налево — парк старинный
Танцует менуэт.
Дворцы Екатерины,
Свидетели побед.
Век Марса и Венеры
Разряжен в пух и прах.
Дубы, как кавалеры,
В курчавых париках.

Направо — сумрак синий,
Каналы без конца
И скупость чётких линий
Непышного дворца.

И в этом парке новом
Раздумие уже
О Времени суровом
На смежном рубеже.

Недаром век двадцатый
В аллеи поселил
Обломки древних статуй
И холмики могил.

Речной воде усталой
Не повернуть назад.
Большой Каприз и Малый
Разрушены стоят.
Как будто с гулким стуком,
В предчувствии войны
Меж бабкою и внуком
Мосты разведены.

ВАТНИК КИМ ЧЕН ИРА, ХРАНЯЩИЙ СЛЕДЫ ТИТАНИЧЕСКИХ СВЕРШЕНИЙ, ВЕЧНО ЗОВЕТ НАС К САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ



Гёте сказал: «Нет большего ужаса, чем бессмысленная мода». Несмотря на мировое модное наводнение, Полководец Ким Чен Ир, не будучи скован трафаретом дипломатических обычаев, носил ватник — простую, удобную для себя и каждого патриота одежду.

Он, заменив в работе Президента Ким Ир Сена, руководившего на месте делами в преклонном возрасте, твердо одел ватник, чтобы в этом ватнике самоотверженно трудиться на благо народа. Куртку и ватник, как политический символ, он долгие годы после кончины Президента не менял на другие фасоны. Он говорил: куртка точно идет моему характеру, кто и что ни говори, я предпочитаю свои склонности, свой вкус, свой стиль. Если осмыслить его слова, можно сказать, что именно ватник — параметр политической жизни лидера страны, которому пришлось с опережением времени преодолевать суровое лихолетье. Кимченировский ватник, хранящий следы его немеркнущих титанических усилий и свершений, вечно зовет нас к самостоятельности.