December 15th, 2017

Юрий Визбор. Штили выметая облаками...

Штили выметая облаками
И спускаясь с этих облаков,
Штормы ходят с мокрыми руками
И стучатся в стекла маяков.
Это все не очень-то красиво, -
Вечера уходят без следа.
Огонек лампады керосинной
Светит на ушедшие года.

Разорви сомнительные путы,
Как ты есть предстань перед грозой.
Линия страдания как будто
Тянется за черный горизонт.
И как будто страшную потерю
Океан оплакивает мой,
Как несостоятельный истерик
Бьется все о камни головой.

Мы переживем все эти муки,
Мы вернемся к синим чудесам,
Тяжкую замедленность разлуки
На кострах мы пустим к небесам.
Белым чайкам сухари мы скормим,
Песням продадимся мы в рабы,
Будем понимать мы эти штормы
Как желанный повод для борьбы.

О логике включения всяких разных видов во всевозможные особо охраняемые списки.


Фото Юрия Артюхина.

Тут уже несколько человек удивились тому, что в списки особо охраняемых видов попала алеутская крачка - вид, который сокращается в численности на американской стороне Пацифики, а на нашей - вполне себе растёт. И исчисляется, собственно говоря, десятками тысяч.

Включение в эти списки на всех сторонах всегда - очень сильное колдунство. Чаще всего включаемые виды действительно нуждаются в охране, но иногда это продукт даже не просто каких-то коммерческих действий, а результат чьей-то фанатической позиции или требование какого-нибудь научного учреждения: увеличить количество охраняемых видов в каких-нибудь списках. У нас, в СССР, например, за то что в КК включали какую-нибудь форму, давали баллы в соцсоревновании на лабораторию. 50, по-моему. Как за статью в иностранном журнале. Так с той поры и живём.

Хорошо, что СССР до обязательных региональных Красных Книг не дожил. У нас бы в них всё включено было. Дикий северный олень в КК Московской области, например. Ну а чо, были ж заходы в XIX веке...

А какой адище творится в разделах Красной Книги, посвящённых беспозвоночным, растениям и грибам - рядовой читатель себе даже не представляет. И среднестатистический человек с биологическим образованием - тоже. Просто не нужны они нахрен никому, потому и существуют.

Ещё о печах и жилищах.


Фото Андрея Паршакова.

В одном из предыдущих постов разгорелась интересная дискуссия между сторонниками русской печи и буржуек.. Ни в коем случае не подвергая сомнению резонность аргументов той или другой стороны, я хочу заметить.

В местах распространения буржуек - часто имеет значение такой фактор как транспортабельность печи до места. То есть, на мотолодке или вездеходе жестяную коробку можно привезти, а кирпичей на русскую печь - уже не очень.

Теплоотдача. Да, в краю сверхнизких температур это - вопрос номер один. Поэтому печь из жести в ряде случаев лучше чем печь из миллиметрового железу. Прогорит - заменим. Можно даже два раза в год.

И последнее, но не в последних. Зимовья нигде не используются в качестве постоянного жилья на долгое время. Полгода в год - максимум. Обычно месяца два. Три - много. Плюс срок их жизни - ну, максимум, лет двадцать. Никто не строит избушку "на всю жизнь" - охотник промысловик прост - его задача взять урожай и уйти!

Вообще, типичнейшая северная печка-экономка - на фото ниже.

карабин_доме.jpg