January 10th, 2018

Юрий Кукин. Песенка о тишине.

Пожалуйста, тихо, не надо шуметь,
Зачем нам литавры, звенящая медь,
Зачем нам волненья и громкая речь?
Здоровье и нервы старайтесь беречь.
Всегда избегает грозящей беды
Лишь тот, кто молчит, в рот набравши воды.
Сказать только вовремя надо суметь:
"Пожалуйста, тихо, прошу не шуметь".

Ах, как ночь, эта тихая ночь хороша,
Ах, как тихо дождинки на листьях шуршат,
И я счастлив, когда в этом мире одна
"По ночному городу бредет тишина".

Люблю тишину и сказать не боюсь,
что я не кричу, за грудки не берусь,
Но в омуте тихом есть смысл, заметь,
Поэтому очень прошу не шуметь.
От лозунгов громких болит голова.
Мой голос не громче, чем в поле трава,
Долой фейерверки, не надо греметь,
Пожалуйста, тихо, прошу не шуметь.

"Береговой клиф" на сайте "Русского охотничьего журнала". Ч. 7.

стрельба.jpg

– Башка – штука крепкая, – с охотой согласился Степан. Он вытащил откуда-то из-за обшлага толстую ржавую иголку и картонку с суровой ниткой, примерился и при свете костра вдел нить в ушко. – Не ссы, что иголка маленько ржавелая, здесь природа, здесь все стерильно.

Прицелился и начал стягивать крепкими стежками края раны.

– Вообще раны, откуда кость торчит, надо чаячьим дерьмом мазать, – посоветовал Василич. – Ороча говорят, прямо в этом месте кость от птичьего дерьма крепче становится. Потому что в ем известняк и фосфор.

Маканин испуганно пискнул под иглой.

– Да я уже шить начал, поздно ты мне про дерьмо напомнил, – лениво ответил Степан. – Впрочем, можно еще поискать… Ты молодой пока, все заживет за неделю. Мы тебя в Нелу отвезем, сдадим Алене – орочанка есть такая, у пристани живет, сисястая. Мужа у нее как раз убили неделю назад, в пьяной драке, теперь тебя кормить-поить будет, – походя решил Степан чью-то чужую судьбу. – Завтра с водой отойдем – и на Нелу. Сперва только что там с Соловьем случилось, проверить надо. Ну, меня что-то это все не удивляет – Соловей был для наших берегов мужик дюже резкий. Раз сто мог уже дуба дать, да все как-то обносило…

– Я б насчет «обносило» осторожнее был, – сказал жизнерадостный Василич. – Меня самого хоронили раз семь как минимум. Я уже и считать перестал. А в итоге – я вот он, тут, только собаками маненько погрызенный.

Сказал он так и захохотал здоровым мужским голосом.


Полный текст можно прочитать в книге.

Моржи-медведи от Жени Басова...

Дуглас Престон, Линкольн Чайльд. Обсидиановый храм.

cover.jpg

Тема серийного маньяка - типичная для западного поплита. И здесь продолжается уже аж в шестнадцатой книге серии. Причём я б назвал её "интермедией". Всё нудно, малопонятно и бессмысленно.
Collapse ).