February 24th, 2018

Юрий Кирсанов. Тегуантепек, Тегуантепек...



Тегуантепек, Тегуантепек - страна чужая.
Три тысячи рек, три тысячи рек тебя окружают.
Так далеко, так далеко - трудно доехать.
Три тысячи лет с гор кувырком катится эхо.

Но реки те, но реки те к нам притекут ли?
Не ждет теперь Попакатапель дней Тлатекутли.
Где конь топтал по темной тропе - стрела жужжала.
Тегуантепек, Тегуантепек - страна чужая.

От скал Сьерры до глади плато кактусы и юкка,
И так далеко, что поезд - и то слабая штука.
Так далеко, так далеко - даже курьером
На звонком коне промчать нелегко гребень Сьерры.

Но я бы сам свернулся в лассо, цокнул копытом,
Чтоб только тебя увидеть в лицо, сьерра Чикитта.
Я стал бы рекой, три тысячи рек опережая,
Тегуантепек, Тегуантепек - страна чужая.

"Когда хочется хорошего языка и хороших мыслей -

- пусть даже ты не со всем в них согласен - читай Честертона".



"Зачарованный видением долга, Киплинг, конечно, — гражданин мира. Примеры он случайно берет в Британской империи, но сошла бы и почти всякая другая, вообще всякая развитая страна. То, чем он восхищается в британском войске, еще явственней в германском; то, чего он хочет от британской полиции, он обрел бы в полиции французской. Дисциплина — далеко не вся жизнь, но есть она повсюду. Поклонение ей придает Киплингу некую мирскую мудрость, опытность путешественника, столь радующую нас в лучших его книгах.

Недостает ему, грубо говоря, только патриотизма — он совершенно неспособен отдаться делу или сообществу совсем, до конца, до смерти; ведь все, что окончательно, — трагично. Он восхищается Англией, но не любит ее; восхищаемся мы за что-то, любим просто так. Он восхищается Англией за то, что она сильна, а не за то, что она — Англия. Я не обижаю его, он, к чести своей, сам в этом признался с обычным, живописным простодушием. В очень занимательных стихах он пишет:

Была бы Англия слаба

(а не сильна и практична, как ему кажется),

Я бросил бы ее.

Другими словами, он признает, что восхищается он, всё взвесив, — и этого достаточно, чтобы отличить его от буров, которых он сокрушал. Говоря об истинных патриотах, скажем об ирландцах, он с трудом сдерживает гнев. Благородно и красиво он может описать лишь умонастроение человека, который побывал повсюду, объездил города и страны,

чтоб восхищаться и смотреть,
чтоб видеть белый свет.

Он превосходно передает ту легкую печаль, с какою оглядывается тот, кто был гражданином многих сообществ; ту легкую печаль, с какой оглядывается тот, кто был возлюбленным многих женщин. Можно много узнать о женщинах, крутя романы, но не ведая любви; можно узнать столько же стран, сколько узнал Одиссей, не ведая патриотизма.

Киплинг спрашивает в знаменитых строках, что знают об Англии те, кто знает одну лишь Англию. Точнее, да и мудрее спросить: «Что знают об Англии те, кто знает только весь мир?», ибо мир не включает Англию, как не включает он Церковь. Когда мы что-нибудь искренне, истинно полюбим, весь мир — то есть все другое — становится нам врагом".


Гилберт Кийт Честертон. Еретики.

Ещё выставки "Охота и рыболовство" на ВДНХ вам в ленту.

В этом году выставку было решено сделать трезвой.

Большая ошибка.

Потому что...


Collapse )

А можно сразу понять как выглядит мир без наркотиков и алкоголя.



Я представляю себе что будет если у нас в стране всё население бухать бросит и по трезвяку осмотрится...

"Козья тропа" между двумя прочищенными дорожками на пути с выставки ВДНХ...

IMG_8460.jpg

до метро ВДНХ.

Уже не первый год (а лет 10 уже, и не надо мне "при Лужкове такого не было" - всегда было!) отмечаю очень плохую дорогу в зимний период от Южного входа до метро. А сейчас ещё и Главный вход заблокировали какими-то мега-раскопками, так что полвыставки надо обходить если от него идти.

Досмотрели с дочкой "Хоббита". Первого.



- Конечно, длинный очень. И много придумали того чего там не было. Книга короткая и добрая а это длинное и непонятное.

Действительно, мы книгу быстрее читали, чем кино смотрели.

- Страшно?

- Нет, смешно.

Не знаю, посмотрим ли продолжение.