April 1st, 2018

(no subject)

Опять от el_d

“Где вьюгу на латынь переводил Овидий”
A.Тарковский

Ты проснешься, увидишь, что время село на мель,
Что от края земли до сердца твоих земель
Виноград и плющ, и перекипевший хмель
Заплетают пашни,
Государь, господарь, гремучий хозяин льда,
Ты бы впредь проверял, кого ссылают сюда,
За какие шашни.
Кто пришел, кто скрестился, прижился, хлестнул из жил,
Над замерзшей степью, где только канюк кружил,
Тонкой черточкой – привет реввоенсовету,
И теперь в лавровых, средь бабочек и вьюнков
По ночам менады ищут себе волков,
А родную вохру просто сжили со свету –
И уже не охранишься ни от чего,
Вот и плачется превращенное вещество,
Не узнав округи,
Где звенит левантиец привкусом всех пустынь...
- Ну откуда на нас взялась вся эта латынь?
- Да из вьюги, товарищ мираж, как всегда, из вьюги.

Джек Хиггинс. Дождь над Гамбургом. В оригинале - The Bormann Testament.



"Бонд. Джеймс Бонд".

Тьфу.

Шавасс. Поль Шавасс.

Какая разница? Один хрен - Бонд!

Правда, книжный Поль Шавасс отличается от книжного же Бонда как канал от канализации.

То есть - вполне годное шпионское чтиво, написанное в то время, когда люди ещё помнили настоящую войну и писали с оглядкой на неё, а не на компьюнрные бродилки-стрелялки. Всюду недобитые гитлеровцы, своих нет, и возлюбленная погибает, выброшенная из окна.

Ну и в серии о Шавассе Хиггинс как-то ухитирился обойтись без своих любимых ирландских террористов патриотов. Что тоже приятно.

"Калашников" получает участие в одной из самых крупных оружейных компаний США.

IMG_4381.JPG


Как выяснилось в процессе рассмотрения дела о банкротстве американской компании, "Ремингтон" не полностью выполнил свои обязательства перед ЗАО "Ижевский механический завод" по контрактам, заключённым в 2004-2006 годах.
Тогда американская компания разместила на ИжМехе заказ на значительное количество охотничьего оружия под своими брендами (Spartan by Remington и Remington SPR). Ружья русского производства пользовались такой популярностью в США и Канаде, что из-за этого страдали продажи собственных моделей компании. Именно по этой причине в 2011 году "Ремингтон" в одностороннем порядке разорвал контракт.

Разрыв отношений был выполнен со значительными нарушениями международных торговых соглашений и антимонопольного законодательства, и был оспорен российской стороной. По разным причинам разбирательство не было доведено до конца, однако факт претензий ЗАО "ИжМех" был зафиксирован в бумагах компании. Теперь, когда "Ремингтон" признан банкротом, Концерн Калашников имеет право получить в компенсацию некоторое количество акций компании. По сообщениям инсайдеров в деловых кругах, речь идёт о 14.88% акций "Ремингтона". Санкции американского правительства против Концерна "Калашников" не могут этому препятствовать, так как были наложены значительно позже событий, ставших предметом претензий, а закон обратной силы не имеет.

Послевыборное. Страшные истории от Алексея Синельникова.

Оригинал вот здесь.

1.

Одна женщина пошла голосовать, а солнце уже село, и страшно ей стало. Только смотрит - впереди как бы старичок идет, она к нему. Так мол и так, вы на выборы? А он так посмотрел на нее, ухмыльнулся вусы, и говорит - на выборы, дочка, куда еще.
А можно я с вами? Ну пойдем. Идут они, а улица все темнее и темнее, и дорога вроде та, да не та, и смотрит она - а по улице то людей все больше и больше, мужчины в телогрейках, женщины в платках, один даже в синем штапельном халате - глять, а это, батюшки, начальник ОТК цеха Симоненко, а он вроде как третьего года помер...Ну идут они дальше, а народу все прибывет и прибывает, и уже кромешная ночь кругом, а людей как на первомайской демонстрации в 1972 году, и многие с надувными шариками, правда черными. Испугалась женщина, хотела закричать, а сил нет.. А наутро проснулвсь, а в руках у нее бюллютень неустановленного образца и в нем везде только одна фамилия - Чкабардун И.Ф. И она вроде немного поехала кукушкой и теперь все время тихонечко повторяет "чкабардун, чкабардун, чкабардун...", и врачи уже от нее отказались.

2.

Один волонтер Навального пошел наблюдать на выборы, и ему товарищи строго сказали: ты наблюдать наблюдай, но сам не голосуй и до ихних бутербродов не касайся, кивни два раза если понял. Он им кивнул как просили и пошел к себе на назначенный участок. А участок это был на Чемордачной, в той школе, где раньше председатель комиссии пропала при таинственных обстоятельствах и ее муж искал и милиция, но не нашли. И вот сидит он наблюдает, наблюдает, но ничего не наблюдает, потому что по сути наблюдать там совершенно нечего. И к обеду его сильно разморило от скуки и натопленного, а тут зампредседательша комиссии, змея пуховая, к нему подкатывает: садись, мол, Петя, с нами, отобедаем вареным яичком, бутербродом с копченой и по пятьдесят, что ты как не родной. И тепло так его глазами обволакивает. Петя не выдержал, забыл, чему учили товарищи, и пятьдесят от политического противника принял, и бутерброд и еще пятьдесят. Но взял в себя руки и сел опять наблюдать.
Только слышит - тоненький такой голосочек вроде как с угла, где урна стоит: "Пеееетя, Пееетенькаа...". Думал почудилось, а нет, вот снова и снова. Встает он со своего наблюдательского места и бочком к урне.
Глядь - а в урне под ворохом нечестных бюллетеней маленькая женщина в шиньоне и розовой кофте с начесом мечется, ножками на каблучках сердито топает и к Пете ручонки заламывает: "Спаси меня, Петенька! Это я, Зинаида Егоровна, председатель комиссии! Не знаю как, но провалилася я в урну эту горькую для голосования! А ведь дома меня ждет муж мой Самвел Игнатьевич, места себе не находит и наверное думает, что я опять к Алику в Кисловодск поехалаааа..." И плачет и просит: "Возьми, возьми Петенька бюллютень в руки, а лучше два, сверни их полоской, засунь в щелку, а я за бюллетени те уцеплюсь и ты меня обратно вытащищь к исполнению моих обязанностей председателя Чемордаченской участковой комиссии! А за это будешь ты член с решающим голосом в моей жизни от сегодня и как захочешь!"
Не выдержал Петя, потерял голову, схватил три бюллетеня, свернул, как указывали и в щелку просунул... И только просунул, как вдруг видит он, что стоит он перед урной с этими злосчастными бюллетенями, и на каждом птица-ворон "за Путина" и крепко держит его за руку товарищ от товарища Сурайкина и голосит нездоровым голосом: "Вброс поймали! Вброс поймали!" А кругом телевидение и Верочка от Яблока, с которой вроде договорились после выборов крепко дружить по взаимному интересу, вся бледная у стенки и смотрит на него, глазенки чорные прямо пылают, больно ее душе за такое предательство. И с тех пор Петя поклялся на выборы не ногой, а уехать в Ольховское, где у его бати парники и крытая врезка в магистральный газопровод.

3.

Жил-был на свете бедный политтехнолог. Заказчики от него отвернулись, деньги его закончились, и остался у него только хомяк Вельзевул и фотография, где он с генералом Лебедем чокается водкой.
И решил он утопиться, а перед этим отпустить Вельзевула на волю за городом. Проложил его в правый нагрудный карман, а в левый, тот что у сердца, положил фотографию с генералом Лебедем, и пошел через мост в рощу, где народ в это время готовился к выборам в кафе стоячего типа "Джамбул". И некоторые уже хорошо подготовились раньше срока, так что за одним из столиков видит он брошенные две по полбутылки натурально портвейна три топора, пара стаканов, тарелки с недожеваным шашлыком и никого. Он так независимо бочком раз и стал за столик, как будто его. Налил себе постакана, прислонил к бутылке фотографию с генералом Лебедем, вытащил хомяка и хомяку отлил со своего стакана в блюдце. Ну, говорит, на прощанье наше, друзья мои, давайте, мол , выпьем. Жизнь моя была дурацкая, делать я ничего не умею и не хочу, от заказов пидары отжали, жены и детей не имею, мать в ашраме, отец в розыске, только вы остались у меня из родных, генерал и хомяк, поэтому пью мол с вами в последний раз. И раз - выпил. И хомяк выпил.
Выгреб с пепельницы бычок, закурил. Ну не пропадать же добру - налил снова и еще выпил. И хомяк выпил. И только хотел разлить остаток, как хомяк Вельзевул ему говорит. Слушай, говорит, Серега. Жаль мне тебя стало. Какой никакой, а ты мне родственник, и в полях жить что-то меня совсем зарубает. Давай я тебе помогу! Ты мол разливай, а я тебе скажу, что делать.
И так под портвейн рассказывает бедному политтехнологу, что делать. А оказывается надо в ночь выборов пойти к памятнику Тачанка в Ростове-на-Дону и сжечь там фотографию генерала Лебедя глядя ему прямо в глаза, и эта фотография сначала будет гореть и жечь руки и совесть, но бросать ее нельзя, и если вытерпишь, то вместо фотографии у тебя в руке окажется вечный бюллетень, который сколько не кидай в урны, он опять у тебя в кармане, так что одним бюллетенем можно выиграть все избирательные кампании...А знаю я это мол потому, что я не хомяк Везельвул, а заколдованный бывший Председатель Избирательной Комиссии Елпидифор Урусов.

И с тех пор Серега стал самым главным политтехнологом, так что остальные политтехнологи ему уступают дорогу и страшно завидуют. Хомяк Вельзевул прожил счастливую жизнь и похоронен на Вышеградском кладбище.