April 26th, 2018

Александр Городницкий. Ах, как хочется верить...

Ах, как хочется верить, что ты ни при чём,
Что пока ещё не обречён!
Город твой в золотые дворцы облачен,
И ворота его под ключём.
Не пора ли подумать уже о другом? —
Полыхают пожары кругом.
Но так тих и спокоен пока этот дом,
Так уютно и весело в нём.

Ах, как хочется верить меж высохших пней,
Что земли нету этой родней.
Из неё нам не вытащить цепких корней,
Мы привязаны намертво к ней.
Ах, как хочется думать меж зимних лесов,
Что недолог дурной этот сон,
Что полуночный страх улетит, невесом, —
Пробудись поутру — и спасен.

Ах, как хочется, чтобы в порыве любви
Бог сказал тебе нежно "живи".
Вся Земля и эпоха в дыму и в крови,
Се ля ви, мой дружок, се ля ви.
Ах, как хочется, чтобы у края стола
Эта чаша тебя обошла,
Чтобы видеть, как тает январская мгла,
Непременно дожить до тепла.

Как не хочется верить, что ты обречён,
Что хронометр общий включён.
Ты под шпилем стоишь, как под Божьим лучом.
В небе ангел — крыло над плечом.
Ах, как хочется верить, смотря в синеву,
Мол, на свете ещё поживу...
А невидимый автор кончает главу,
И недолго нам быть на плаву.

Большое спасибо!



Всем, кто вчера пришёл на мою лекцию "Дикий дикий восток" в магазине СпортМарафон"!

Как только появится запись, я тут же её выложу.

Всё-таки "Книгу путешественника" надо выпускать. И в новой редакции, конечно же.

Просны.

Приехал я, значить, в Магадан. И собираюсь на каком-то шаркете в залив Шельтинга.

Жить мне сейчас в городе негде, я занял брошенный дом в шанхае недалеко от пирса и веду там сборы.

Договариваться о катере мне помогает хороший знакомый (назовём его Заур Тутоев, скажем, тем более, что его так не зовут).

И какой-то ментёнок пришёл, с какой-то шалавой, вроде как нам помогать собираться, но на самом деле в ожидании того что водки нальют на халяву.

Собираемся мы на втором этаже, тем более, что он сохранился лучше чем первый, чище там и теплее.

Вдруг снизу - выстрел, и Заур поднимается с пистолетом.

Говорит - я ментёнка сейчас шлёпнул, он тётку избивал, нельзя так с женщинами, хоть она и шалава.

Ну, говорю, и что мы сейчас будем делать, раз ты такой умный? Вещи, наверное, вынесем да и дом спалим, и ментёнка в нём. Когда угли разгребут, дай бог чтоб никто разбираться не стал что это ты его шлёпнул, а все решили что он по пьяне сюда забрался и тупо сгорел, как у синяков заведено.

Заур говорит - не, так не пойдёт, дом ещё хороший, все такие дома по таким случаям палить - никаких домов не хватит. Я, грит, вот чо сделаю - я его командира хорошо знаю, пойду к нему и скажу - вот, дескать, кадр твой говно оказался, пришлось его ёбнуть, присоветуй чо делать... Он мужик душевный, втроём придумаем что-нибудь...

Об отношениях между испанцами и индейцами в Новой Испании.



"Отношения между народами к этому времени (принятию законов 1542 года) сильно улучшились, Приобщение множества былых аристократов Мексики к высшим слоям колониального общества шло весьма уверенно.. Многие воспринимали себя конкистадорами, а вовсе не покорённым народом, и старались жить как таковые, владея лошадьми, мечами и даже доспехами".

Хью Томас. Великая Испанская Империя.