May 11th, 2018

Александр Городницкий. Конец Московского царства.



В пищаль забивают свинец.
Невесты становятся вдовами.
Московскому царству конец,
Лесному, речному, кондовому.
Редеет морозная мгла,
Плывя над палатами душными.
Печалятся колокола,
Что станут со временем пушками.
Мужайся, двуглавый птенец,
Ерошь неокрепшие перья!
Московскому царству конец —
Его доконает империя.
Икон монастырская грусть
И ветры сырые балтийские.
Уходит московская Русь,
Татарская и византийская.
Не ткать ей, как прежде, рядно, —
Прощай, азиатская вотчина.
Открыто в Европу окно,
Что будет потом заколочено.
Не ладить ей шатких саней,
Во сне не почесывать пузо ей.
Не будет кафтанов у ней,
А будут камзолы кургузые,
Стрелецкой кончины заря,
И пушкинских строк озарение,
И выход в чужие моря,
Что русскими станут со временем.

Купил в случайном магазе две планки пикатинни...

...с плоскими основаниями и расстояниями между центрами отверстий 100 мм.

Нужно было купить три для полной обрельсовки карабина.

Но трёх в этой лавке не было.

Херня, решил я.

Предусмотрел и сделал на карабине гнёзда для их крепления, решив что уж таких планок в мире наделано как говна.

Ну и что, блять?

Я с того времени пересмотрел ДЕСЯТКИ таких планок - и все они не соответствуют задачам хотя бы по какому-то из параметров.

Похоже, я купил все (обе!) такие планки, которые были в Москве...

Трюизм, но...

Люди лаются из-за Дня Победы не потому что чувствуют или знают что-то о Дне Победы, чего не чувствуют или не знают другие.

А потому что им свойственно лаяться.

"Линкорный" кипплауф от Освальда Принца.



Наша встреча с Освальдом Принцем произошла на выставке IWA, где сразу произвел на меня неизгладимое впечатление своими густыми моржовыми «нансеновскими» усами – выглядел он как настоящий полярный исследователь, такой же прочный и не ломающийся.

«Я оружейник всей душой», – любит говорить он.

Оружие, которое довелось увидеть на стенде, также производило впечатление сверхнадежного и солидного. Подумать только – четырехстволка калибра .600 NE! Настоящая мечта слонобоя, выросшего на книгах Селуса, Бейкера и Хантера! С мертвым надежнейшим запиранием, абсолютно гарантирующим безопасность стрелка.

...

На самом деле мастер в своем оружии отдал дань памяти корабельной артиллерии и кораблям – тем самым, которые подсказали ему идею вертикального запирания оружия. Так появился киплауф «№1» «Бисмарк», гравировка которого изображает корабли Кригсмарине. «Если такая система доставала вражеские корабли на дистанциях свыше 20 километров, то уж косулю или оленя она точно достанет», – шутит мастер.


Иногда сам удивляюсь, сколько всякой оружейной экзотики передержал в руках за свою жизнь...