May 22nd, 2018

Александр Городницкий. Весна.

Ещё холодными ночами,
Под звонкою защитой льда,
В гнезде, покинутом грачами,
Ночует ранняя звезда.

Без прав на ордер и прописки
Она живет ещё, пока
Хозяева у вод каспийских
О встречный ветер рвут бока.

Но очень скоро, очень скоро
Запляшет над ветвями сор,
И будет снова брошен город
Горластым птицам на разор.

И под глумление сорочье,
Всю голубую от обид,
Они звезду погонят ночью
По самой длинной из орбит.

Ещё снежок летит не тая,
Мороз предутренний жесток,
Но звёзд разрозненные стаи
Летят на северо-восток.

Андрей Уланов про Калашникова. Продолжение.



Как уже не раз говорилось, одну из главных проблем при создании ручного пулемёта — не только для молодого Михаила Калашникова, но и куда более опытных конструкторов — представлял собой русский/советский винтовочный патрон 7,62×54 мм, созданный для винтовки образца 1891 года. Если на момент своего создания он был сравнительно неплох и нормально работал в магазинных винтовках с ручной перезарядкой, то для автоматического стрелкового оружия его характеристики были далеки от оптимальных. Об этом писал, в частности, В.Г. Фёдоров ещё в начале XX века.
...

Не изменило его и знакомство с полученной в годы войны для ознакомления американской самозарядной винтовкой M1. Специалисты ГАУ отметили, что «из-за пистолетной формы пули увеличение её начальной скорости и дульной энергии практически ощутительных выгод не даёт».

Совсем по-другому выглядел анализ захваченных в качестве трофея летом 1943 года немецких «автоматических карабинов» MKb.42(H) фирмы Хенеля. Перспектива перевооружения вермахта оружием, действительный огонь которого «намного превышает дистанции, доступные для пистолетов-пулемётов», выглядела очень неприятно